«Боялись своих соседей больше чем следователей НКВД»- как сложилась жизнь полицаев и власовцев в СССР после войны?

Во время Великой Отечественной войны далеко не все советские граждане стали на защиту своей родины. Нашлись и те, кто согласился помогать немцам. Кто-то от безысходности, а кто-то добровольно и с большим рвением.

Надо сказать, что видов «добровольно сотрудничавших» с немцами граждан было довольно много. Вот основные из них:

Хиви. Или «добровольные помощники». Как правило в боевых действиях не участвовали, а выполняли работу тыловых служб: чинили технику, носили патроны, помогали инженерным бригадам.
Власовцы и коллаборационисты. Набирались в основном среди военнопленных. До последних месяцев войны на Восточном фронте не использовались.
Казаки и бывшие белоэмигранты. Использовались для борьбы с партизанами, и охраны структуры снабжения. Самые боеспособные
подразделения коллаборационистов. Иногда входили в состав диверсионных подразделений.
Полицаи. Набиралась среди местного населения, и как правило использовались в виде местной «военной полиции». Из-за того, что большинство полицаев было разбойниками, и думало только о наживе, эффективность таких подразделений была низкой даже относительно других коллаборационистов.

Как видите, это лишь основные виды. Но в сегодняшней статье мы будем говорить в основном о полицаях.


Полицаи в деревне. Фото в свободном доступе.

Как правило, местных полицаев использовали для борьбы с партизанами, охраны тылов и поддержания порядка на оккупированных территориях. Нередко они принимали участие в карательных операциях.

Когда война закончилась, тем, кому не удалось «драпануть» вместе с немцами, пришлось отвечать за все свои поступки. Большинство из них получили приговор по статье 58 «Враг народа».

Стране требовались рабочие руки, чтобы восстановить промышленность, города и села. В результате, большинство из них получили приличные сроки, отправились в лагеря, где трудились на пользу Советского Союза.

Многим из них удалось вернуться домой, отсидев срок. После смерти Сталина Хрущёв провёл амнистию, под которую попали и бывшие полицаи. Давайте узнаем, каково им было вернуться в родные сёла и города, где многие знали об их «подвигах».


Полицаи в Украине. Фото в свободном доступе.

Судьбы «Казаков Гитлера»

В результате выдачи казаков в Лиенце, в СССР попало от 45 до 60 тысяч казаков. Несмотря на то, что они не были гражданами Советского Союза, и присяги Красной Армии не давали, их судили как предателей. В лагеря отправилась большая часть «выданных», в том числе и женщины. Они отправлялись в лагеря Кемеровской области и Коми АССР для работы в шахтах.

Но в 1955 году, под хрущёвскую амнистию попали и казаки. И единственной проблемой, с которой они столкнулись, была безработица:

«Меня на работу нигде не принимали. Полгода прожил у родной тёти. Но к тому времени я был женат и имел двух сыновей. Пришлось возвращаться в Прокопьевск и ещё шесть лет работать на строительстве шахт… Я же помалкивал о своём прошлом. Потом перешёл работать в Батайск в Ростов-Дон-Водстрой на автокран, где и проработал 35 лет до самой пенсии»

Казаки на стороне Третьего Рейха. Фото в свободном доступе.

Полицаи скрывали своё прошлое

Нередко, полицаи, вернувшись в родные сёла, пытались выдавать себя за простых солдат, прошедших фронт. Естественно, что там, где они совершали преступления, про них хорошо знали, а вот в соседних сёлах могли и не догадываться. Достаточно было перебраться в соседний посёлок, и вот уже ты не полицай-предатель, а ветеран войны. Таких случаев было много.

Павел Алексашкин руководил карательным отрядом местных полицаев. Его бойцы зверствовали в Белоруссии, проводили показательные казни тех местных жителей, кто был замечен в сотрудничестве с партизанами. Следователям удалось доказать лишь несколько незначительных эпизодов его преступлений, поэтому он отделался всего парой лет колонии.

После «отсидки», перебрался в Ярославскую область, где выдавал себя за фронтовика. Ходил по школам, рассказывал о своих «подвигах».


Полицаи и солдаты Вермахта. Фото в свободном доступе.

Павел Тестов в 1943-ем году пошёл на службу к немцам, уничтожал партизан и подпольщиков. Он хорошо знал местность и без труда находил стоянки партизан.

По его наводке было уничтожено несколько десятков советских граждан. Когда война закончилась, он переехал в другое село, раздобыл где-то несколько медалей, и стал выдавать себя за ветерана войны. Вскоре обман раскрылся.

Ещё один «герой» Алексей Майборода, натворил дел в своей Харьковской области. Он лично принимал участие в расстреле нескольких своих односельчан. В конце войны успел сменить личность, сбежал в Донецк.

После войны завёл семью с тремя детьми, усиленно работал на заводе, регулярно сдавал кровь, заслужив звание Почётного донора. Лишь случайная встреча со свидетелями его зверств, прервала его праздную жизнь.


Полицаи. Фото в свободном доступе.

Народный суд самый ужасный

Но больше всего полицаи боялись не следователей НКВД, а простых советских граждан, которые мечтали отомстить предателям за все их преступления.

Были среди предателей и женщины. Антонина Макарова решила, что на службе Вермахту ей будет лучше. За её любовь к репрессиям, её прозвали «Тонькой-пулемётчицей».

В конце войны она сумела сбежать, вышла замуж, сменила фамилию и на 30 лет забыла своё прошлое. Вместо зверств она рассказывала, как спасала раненых советских солдат на фронте. В конце 80-х сотрудники госбезопасности смогли выйти на её след. За свои преступления она понесла заслуженное наказание – смерть.


Арестованная «Тонька-пулемётчица». Фото в свободном доступе.

Если говорить в целом, то судьба полицаев в СССР была незавидной, ведь даже если им удавалось избежать наказания со стороны государства, они всю жизнь жили в страхе перед своими согражданами.