«Говорят: царь — не настоящий»

Живёт в Испании пенсионерка Мария Владимировна. Профессия – глава Российского императорского дома. Представляется Великой княгиней. А некоторые даже называют её императрицей Марией I. Однако солидная часть белой эмиграции к этим титулам относится скептически. Марию Владимировну просят не спешить с громкими званиями. Ведь, по большому счёту, никакой великой княгиней она быть не может. Как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»: «Говорят: царь — не настоящий».

Мария Владимировна на свадебном фото

Если бы великий князь Кирилл Владимирович знал, как всё обернётся, он бы трижды подумал, прежде чем вступать в брак с принцессой Викторией Мелитой. Сам Кирилл был внуком императора Александра II. Виктория – внучкой английской королевы. Друг другу они приходились кузенами, и это было препятствием для брака номер один. Второе – принцесса уже выходила замуж и развелась. Третье – Виктория не собиралась менять веру. Были нарушены все важнейшие правила, которым веками следовали представители Российского императорского дома. А именно: родство должно быть более отдалённым, для претендентки это первый брак, и она в обязательном порядке принимает православие.

Николай II не дал разрешения на венчание. В точности так поступил и король Эдуард VII. Однако Кирилл Владимирович и принцесса Виктория всё равно поженились 25 сентября 1905 года. В ответ великому князю запретили появляться в России, и высочайшим указом лишили его потомство прав на российский престол. Документ об этом был подписан лично Николаем Вторым 15 января 1907 года. Несколько недель спустя у непризнанной пары появился на свет первый ребёнок, а затем ещё двое.

великий князь Кирилл Владимирович на портрете К.Маковского

Чуть позже государь смягчился. Семья великого князя получила титул «высочеств» и денежное довольствие, но отпрысков в линию престолонаследия всё равно не включили. Таким образом, Кирилл Владимирович навсегда утратил права на престол. Он смог бывать на родине, даже служил на крейсере «Олег», но обиду, по всей видимости, не забыл. Великий князь стал первым из Романовых, кто нарушил присягу, данную государю. Когда произошла февральская революция, он отдал приказ своему Гвардейскому экипажу перейти на сторону нового правительства.

«Он стоит за них», — с недоумением писала императрица Александра Фёдоровна. А в марте 1917 года Кирилл Владимирович высказал «Петроградской газете» свой взгляд на арест императора:

«Исключительные обстоятельства требуют таких мероприятий. Вот почему лишение свободы… оправдывается событиями».

Это не помешало великому князю вскоре собраться и уехать в Финляндию, а позже объявить себя главой Императорского дома.

семейное фото, Владимир Кириллович — в детстве — рядом с матерью

Его младший сын, Владимир Кириллович, тоже называл себя великим князем. Однако он уже не имел на это никаких прав. Ещё в 1885 году Романовы ограничили число лиц с таким высоким титулом. Новые правила устанавливали: великий князь – это сын или внук императора. Точка. Всё дальнейшее потомство получало титул учтивости. Они могли называться «князьями Императорской крови», что далеко не одно и то же.

К слову, также обстоят дела и в английской королевской семье. Дети и внуки королевы – это принцы. Более дальние родственники такого звания лишены. Принц Джордж, правнук королевы Елизаветы II, лишь потому называется принцем, что он потомок старшего внука, будущего престолонаследника. А вот дети Гарри – уже не принцы (и размолвки в семье тут не причём, всё в точности по закону). Нет «высочеств» и среди потомков других королевских внуков. Иначе спустя одно-два поколения на острове оказалась бы сотня одних принцев!

Итак, Владимир Кириллович великим князем не был. Максимум, на что он мог рассчитывать – упомянутый мной титул учтивости. Соответственно, и дочь его, Мария Владимировна из Испании, тоже не великая княгиня. Начнём с того, что она – княжна. А вот княгиня – это титул замужней дамы, его не дают дочерям. Как известно, Мария Владимировна венчалась не с русским великим князем, а с прусским принцем.

Мария Владимировна

Добавим к этому, что Владимир Кириллович, её отец, женился на женщине пусть и знатной, но не подходящей под принцип «равнородности». Романовы очень детально прописали процедуру вступления в брак своих наследников. Княжна Багратион-Мухранская, супруга Владимира Кирилловича, не принадлежала ни к одному правящему дому. И тоже была в разводе, как её предшественница, Виктория Мелита. Значит, такой союз мог называться исключительно морганатическим. А морганатический союз, брак двух неравных, не даёт прав их детям на престол. Например, балерина Матильда Кшесинская, вышедшая замуж за великого князя Андрея Владимировича, великой княгиней не стала. И даже Романовой её не называли, а только княгиней Красинской.

Получается, что Мария Владимировна как минимум дважды была исключена из линии престолонаследия: её дед, Кирилл Владимирович, утратил права на трон Империи, когда женился на принцессе Виктории Мелите. Её отец, Владимир Кириллович, тоже утратил права на трон, когда вступил в свой брачный союз.

Матильда Кшесинская, выйдя за великого князя, титула великой княгини не приобрела

Мария Владимировна, конечно, не совсем Романова. По мужу её фамилия Гогенцоллерн. И даже если учесть, что со своим немецким принцем она развелась, это всё равно не позволяет ей пользоваться титулом «великой княгини». По уже упомянутым причинам. Невозможно оспорить её родство с Романовыми (да в этом и нет надобности), но таких потомков императорской семьи по всему миру немало.

Таким образом, происхождение Марии Владимировны не даёт ей оснований ни для главенства среди потомков фамилии, ни, тем более, на титул императрицы. «Говорят: царь — не настоящий», в точности, как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Но дама из Испании продолжает представляться великой княгиней.

Интересно, что нет никаких прав на престол не только у Марии Владимировны, но и у её сына. От рождения он — принц Гогенцоллерн. Занятно, что этот дальний потомок Романовых недавно продолжил традицию семьи и вступил в неравный брак. Ещё одно существенное препятствие на пути к трону.

Да и трона никакого уже давно нет.