Идалия Полетика и дуэль Пушкина

Имя этой светской красавицы пушкинисты обычно упоминают с большой неприязнью. Идалию Полетику часто называют главной виновницей дуэли Пушкина с Дантесом и даже «злым гением» великого поэта. Согласимся: персонаж, действительно, неоднозначный. Но виновна или нет Идалия Полетика – попробуем разобраться.

И.Полетика, акварель П.Ф.Соколова

Барон Григорий Строганов был богат, известен и нравился дамам. Он много путешествовал по Европе, а с 1804 по 1808 год служил посланником в Мадриде. Именно там он и познакомился с графиней д’Ойенгаузен, которая подарила ему дочь. Девочку назвали Идалией, а поскольку она была рождена вне брака, ни мать, ни отец, не могли дать ей своей фамилии. Увы, и Строганов был женат, и графиня – замужем.

В 1811 году графиня решила покинуть мужа. Она любила Строганова и поехала за ним в Швецию, куда он получил назначение, а потом и в Петербург. В столице хорошо знали, что в доме на углу Невского и Большой Морской обитает дама сердца Григория Александровича, но на публике она не показывалась. И лишь когда барон овдовел, она получила официальное признание и законный статус: Строганов женился на ней, молодая женщина приняла православие и стала называться Юлией Петровной.

Ю.П.Строганова на миниатюре Ж.Герена

А что же девочка? Идалия была в двойственном положении. С одной стороны – настоящая дочь Строганова. С другой – незаконный ребенок. С детства ее приучали обращаться к отцу «господин барон», а к матери – «мадам». Даже женитьба родителей не могла исправить положения: ведь появление Идалии на свет произошло в тот момент, когда это, по законам общества, было невозможно. Чтобы получить пропуск в свет, ей требовалось имя. И она его обрела в 1826 году (или 1829, по разным сведениям) – мать выдала Идалию замуж за Александра Михайловича Полетику.

«Эта молодая девушка прелестна… У нее большие голубые ласковые глаза», — писала фрейлина Александра Смирнова-Россет.

Обществу понравилась Идалия Полетика. Она была умна, обладала превосходным чувством юмора, прелестно танцевала и казалась просто обворожительной. В браке у нее родились три дочери – Юлия, умершая совсем маленькой, Елизавета и Александра. И хотя муж очень нежно относился к ней, это не был союз по любви. «Божья коровка», как называли Александра Полетику в обществе, был человеком мягким, лишенным харизмы и довольно невзрачным на вид.

иллюстрация из модного журнала XIX в.

А она любила нравиться. Мать, Юлия Петровна, считалась большой модницей, и Идалия не отставала. Впрочем, мать ли? Ходили разговоры, что у Юлии Петровны никогда не было никаких детей, и в качестве косвенного подтверждения этому приводили ее письмо к сестре в 1824 году:

«У меня живет девушка, его (Григория) дочь от женщины, с которой он встретился… Это хорошая компания для меня, Строганов заслуживает… чтобы я позаботилась о ней… Ее имя так же прекрасно, как и она».

Вполне возможно, что Юлия Петровна специально написала так – чтобы отвести подозрения от самой себя. В 1824 году Строганов ещё был женат, и положение графини оставалось неопределённым. Но в Петербурге, тем не менее, ходили разговоры, что матерью Идалии может быть обычная горничная, или портниха. А это был немалый удар по самолюбию светской красавицы. Не это ли повлияло на ее характер, на обидчивость, непримиримость в некоторых вопросах?

молодой Строганов на портрете кисти Виже-Лебрен

Она познакомилась с Пушкиным, когда уже была замужем. Поначалу – добрые знакомые, потом – резкое охлаждение. Говорили, что причин, как минимум, две: некий «инцидент в карете» и пылкое стихотворение, которое Пушкин написал для Идалии, но поставил пометку: «1 апреля». Дескать, всё в шутку, не по-настоящему. Достаточно ли этого было, чтобы раз и навсегда поселить в сердце Полетики глубокую неприязнь к поэту? Или «глубину» додумали впоследствии? Могла ли шутка ранить по-настоящему?

А далее новый поворот – в обществе появился и сразу привлек к себе внимание Жорж Дантес. Он ненадолго оказался в числе кавалергардов императрицы Александры Федоровны, блестящих молодых людей, с которыми жена государя часто ездила кататься на санях и танцевала на балах. А Дантес, по свидетельствам той же Смирновой-Россет, в то же самое время потерял голову от одной дамы:

«Дантес никогда не был влюблен в Натали; он находил ее скучной… он был влюблен в Идалию, и встречались они у Натали».

Известный факт – что за некоторое время до дуэли Дантес и Гончарова встречались в доме Полетики. В тот самый момент Дантес признавался в любви жене Пушкина… Но было ли это искренне? Или молодой человек разыгрывал фарс, чтобы отвести подозрения от Идалии? Есть такая версия: Полетика и Дантес, для отвода глаз, придумали «ширму». Ею и стала Натали. Это было удобно: красавица, любой поверит, что её чары способны сразить. А возможность «позлить» Пушкина — как дополнительный «бонус». И тот самый печально известный «Диплом», который получил Пушкин по почте, составила, скорее всего, Идалия Полетика…

кадр из фильма «Пушкин. Последняя дуэль»

Если это верно, то Полетика, безусловно, продемонстрировала редкое коварство. Было сделано все, чтобы в обществе поверили – будто бы Дантес увлечен женой поэта, и словно Гончарова может отвечать ему взаимностью. «Мадам интрига» — называли иногда Идалию. Игра затянулась, и привела к дуэли, на которой погиб Пушкин. Виновна ли Полетика в этом? По крайней мере, она сделала многое, чтобы это произошло.

В марте 1837 года Дантес уехал из России. Его жена, Екатерина, написала ему:

«Идалия приходила… она в отчаянии, что не простилась… не могла утешиться…»

Они увиделись спустя 4 года. Возможно, была еще одна встреча. Впоследствии Идалия перебралась в Одессу, а умерла в 1890 году. Ее брат, граф Строганов, бросил в воду большую часть семейного архива – письма и дневники. Вполне возможно, что эти бумаги проливали свет на то, как на самом деле разворачивались события в 1836 и 1837 году.