«Ирония судьбы», чем отличается продолжение от оригинала

Скоро уже совсем скоро мы услышим знакомую фразу:

«Подмосковные деревни: Тропарево, Чертаново, Медведково, Беляево-Богородское, и, конечно же, Черемушки, не подозревали о том, что обретают бессмертие в те грустные для них дни, когда их навсегда сметают с лица земли».

«Когда люди поют?»

А лично я в этот момент буду любоваться на красивые дома. Да именно на красивые дома! Дома с душой. Рязанов давал нам понять, что архитектура стала примитивной, безликой и одинаковой. Это он еще не знал, что будет твориться сейчас. Что появятся громадины-дома, которые ласково будут называть «человейник-муравейник». Попадаешь на территорию такого жилого комплекса и можно снимать еще одно продолжение «Ирония судьбы -3». Где Лукашин абсолютно трезвый будет искать выход из жилого комплекса и его так и не дождется в новогоднюю ночь ни Надя, ни Галя.

Когда на экраны вышло продолжение культового фильма «Ирония судьбы…» общественность разделилась на два лагеря. Но в основном фильм не понравился. Мне кажется, произошла история похожая на ожидание картины «Высоцкий. Спасибо, что живой». Там все ждали и гадали, кто же сыграет Высоцкого? Оказалось Безруков. И все такие: «ууу, ясно».

А с фильмом «Ирония судьбы…» все ждали, потому что очень хотели сравнить. Чисто спортивный интерес. Потому что, как известно дважды в одну реку не войти. Современные картины могут иметь хоть десять продолжений. Советские фильмы не стоит продолжать. Не выйдет.

Лично для себя я вынесла несколько главных отличий.

Отсутствие энтузиазма у актеров. Режиссер хотел на максимум задействовать всех артистов, которые снимались в оригинальной версии.

И вот тут получилась заминка. Очень многие артисты уже покинули нас. А их роли были ключевыми. Например, куда без Буркова? Ну, с мамами хоть понятно, они не могли жить вечно со своим сыном и дочкой в фильме. Уже в первой части героини были в возрасте. Я говорю о маме Лукашина – Любови Добржанской и маме Нади – Любови Соколовой.

Но и актеры, которые согласились сниматься, снимались вяло. Юрий Яковлев пришел на площадку только из-за гонорара. Я даже не могу и не имею права винить артиста. Деньги нужны всем. Думаю, он прекрасно понимал, что шедевра не получится и просто решил заработать. Андрей Мягков и Барбара Брыльска тоже играли так себе. Былого задора не осталось.

Более-менее живо удалась роль у Валентины Талызиной. Но она отказалась идти по проверенному пути и озвучивать Барбару. Все мы помним обиду, и даже злость Талызиной на Брыльска. Она считает, что пела Пугачева, говорила она, а награды получала Брыльска. Несправедливо. Поэтому во второй части за Надю говорит Анна Каменкова. Думаю и задор у Талызиной был лишь потому, что хотелось отыграться. Ну и роль такая: громкая, активная.

Лия Ахеджакова вообще отказалась от съемок.

Так вот главное отличие двух фильмов в том, что ключевые артисты в нем играют плохо. Весь энтузиазм оказался в руках Боярской, Безрукова, Хабенского. Только ведь зрителю было интересно посмотреть не на них, а на старых персонажей.

Кстати в фильме должна была появиться Галя. Но у актрисы Ольги Науменко был напряженный график. В итоге даже одна отснятая сцена с Галей в фильм не попала. И вот это плохо. Мне было бы очень интересно посмотреть на ее появление. Как сложилась ее жизнь, что она сказала бы Лукашину? Какую вообще линию с ней режиссер собирался вложить в сюжет?

Еще одним отличием является коммерция. Это новая жизнь, наше новое время и от него никуда не деться. Рекламы в продолжение «Иронии судьбы…» было столько, что рябило в глазах. И майонез Кальве и Билайн. Чего только не было. Каждый кадр напичкан рекламой. Спонсорство сделало этот фильм.

Ну и главное, на мой взгляд, отличие – это душевность, спокойствие и камерность. Эти понятия вообще отсутствуют во второй части. Рязанов снял фантастический фильм про отношения, где все действие картины (за редким исключением) развивается в рамках одной квартиры. Это то умение и дар, которые были у советских режиссеров. В новом фильме картинки сменяют друг друга с невероятной скоростью, не успеваешь следить. И все теряется и меркнет. Нет глубоких диалогов, взглядов, ожидания. Чувствуешь себя как на американских горках.

Режиссерам, которые берутся снимать такие вот продолжения, сказочно везет. Тимур Бекмамбетов сделал крупную ставку и не проиграл. Он прекрасно понимал, что люди пойдут смотреть продолжение и денежки польются рекой. Они и полились. Картина на протяжении шести лет являлась самой кассовой. Общий сбор около 50 миллионов долларов.

Это просто бизнес. Он знал, что «Ирония судьбы…» — это самый популярный в России фильм. Говорят, у режиссера было 48 вариантов сценария, а значит, в голове была каша, которую он и перенес на экран.

Но есть факт, который сложно отрицать. 45 лет люди смотрят фильм «Ирония судьбы, или С легким паром!» А вот продолжение не смотрит никто. Стать гением, который создал фильм-легенду, не получилось. За то получилось заработать, а это и было главной целью.