Как Юлий Цезарь подавил солдатский бунт всего одним словом

Летом 47 г. до н.э. Гаю Юлию Цезарю исполнилось 53 года. Он провёл вдали от родины много лет, воюя то с галлами, то против своего бывшего друга и соправителя Гнея Помпея Магна. При этом ему приходилось воевать ещё и с разными местными правителями, пробующими на прочность пошатнувшееся из-за гражданской войны могущество Рима. Вот и сейчас он только что вернулся с войны против Фарнака II, сына великого Митридата VI, царя Понта, желавшего восстановить империю своих предков.

Золотая монета с профилем Фарнака II, I в. до н.э.

Во времена своей молодости Юлий Цезарь, вероятно, проявил бы в этой войне чудеса храбрости, составил хитроумный план и в конечном итоге разбил бы врага, затратив на это несколько лет. Но теперь римский полководец был уже не тот. Недавно он покорил не только Египет, но и сердце его царицы, прекрасной Клеопатры, родившей ему сына, которого в честь отца назвали Цезарион. А отцу явно надоело постоянно воевать, хоть в этих войнах он и одерживал победу за победой. Получив известие о мятеже Фарнака, Цезарь даже не стал тратить время на сбор войск, а с небольшим отрядом высадился в Киликии.

Гай Юлий Цезарь. Кадр из компьютерной игры «Assassin’s Creed: Origins»

Почему именно здесь? Во-первых, чтобы не пришлось далеко идти, ведь Понт располагался совсем рядом. Во-вторых, в этой местности пребывал недавно разбитый Цезарем Гней Домиций Кальвин с остатками своих легионов. В-третьих, недалеко от Киликии размещалась Галатия, которой правил царь Дейотар, поддержавший соперника Цезаря, Гнея Помпея Магна. Им обоим Цезарь сказал примерно следующее: «Вы виновны предо мной, но я вас прощу — в том случае, если вы дадите мне войска для войны против Фарнака». Оба политика, римский и малоазийский, не стали спорить с победоносным Цезарем и послушно дали ему требуемое.

Античные руины в современной Турции

Цезарь отправился в поход, встретил армию Фарнака возле города Зела (сейчас это территория Турции) и за три дня разгромил её. После чего отправился домой в Рим, предварительно послав сенату сообщение. Прежде Цезарь в красках расписал бы свою великую победу, после чего ещё и сочинил бы мемуары об этой войне, а ныне он ограничился буквально тремя словами: veni, vidi, vici (пришёл, увидел, победил).

Современная художественная реконструкция внешности Квинта Цецилия Метелла Пия Сципиона

Однако и в Риме отдохнуть не удалось. Надо было срочно плыть в Африку, где закрепился бывший помпеянец Метелл Сципион, вступивший в союз с Юбой, правителем Нумидии. Если его немедленно не разбить, мог начаться новый виток бесконечной гражданской войны. Явные и тайные сторонники погибшего Помпея обрели бы в лице Метелла нового вождя, борьба с ними унесла бы годы и десятки тысяч жертв.

Римские легионеры. Современная иллюстрация

Однако была ещё одна проблема — как раз в это время стоявшие рядом с Римом легионы взбунтовались. Солдаты устали от войны, от задержек зарплаты, от обещаний отпустить их по домам, к родным и близким, которых они не видели уже много лет. Вожди мятежников собрались на Марсовом поле, и к ним вышел сам Юлий Цезарь — диктатор Римской республики, обладавший огромной властью. Легионеры ждали, что он удовлетворит их требования, а в случае отказа грозились взять столицу штурмом. Цезарь не обманул их ожиданий. Он произнёс всего одну фразу, после которой озадаченные мятежники разошлись. А вскоре снова пришли к Цезарю, но уже не с требованиями, а с просьбой простить их.

Юлий Цезарь. Кадр из фильма «Астерикс на Олимпийских играх», 2008 г.

Цезарь сказал буквально следующее: «Вы уволены, расходитесь, граждане». Вся суть заключалась в последнем слове. «Граждане», то есть гражданские, к военным в Древнем Риме обращались иначе. Цезарь дал понять, что все мятежники отныне считаются гражданскими лицами. Помимо прочего это означало, что их не возьмут на новую войну в Африку, где ожидалась богатая добыча. Они получат только причитавшуюся им зарплату и ничего больше.

Кадр из фильма «Дорога на Рим», 2014 г.

Такой исход большинство легионеров совершенно не устраивал. Они привыкли к пилумам и гладиусам в руках, к безнаказанности на завоёванной территории, к военной добыче, к власти над беззащитными жителями тех мест, где стояли их легионы. Осознав, что теперь они сами стали обычными людьми, ничем не защищёнными от произвола оставшихся на воинской службе легионеров, они тут же передумали. Теперь они были согласны воевать за Цезаря и Рим на любых условиях. Так диктатор не только усмирил бунтовщиков, но и получил преданных солдат, готовых идти за ним против любого врага.