Как Сергей Эйзенштейн не уложился в рамки времени

На могиле Новодевичьего кладбища просто имя – Эйзенштейн. Для понимающих – достаточно.

А для других стоит почитать про Сергея Михайловича Эйзенштейна (1898-1948) – признанного во всем мире выдающегося советского кинорежиссёра и теоретика кино.

Его фильм 1925 года «Броненосец «Потемкин» до сих пор называют одним из лучших в истории мирового кино. Часто показывают эпизоды из него – как катятся расстрелянные люди по Потемкинской лестнице или момент о червивом мясе для моряков. Такое раз посмотришь – не забудешь никогда.

Вот недавно я посмотрела нашумевший сериал «Орлова и Александров». Эйзенштейн там тоже персонаж фильма. Прочерчены судьба его и трагедия финала жизни. Не хочется никого обижать, но Эйзенштейн достоин отдельного сериала.


С. Эйзенштейн в разные годы жизни

Я только вспомню про один эпизод из жизни кинорежиссёра.

История фильма «Иван Грозный»

Как считается, это был заказ «сверху». Сам Сталин работал над идеей фильма, в котором надо было оправдать государственный террор и опричнину. И если в первой серии 1945 года (снимали в эвакуации в Алма-Ате) показаны юность царя, его венчание, Казанский поход, то во второй серии (вышла в 1958 году) ведется разговор именно об истории подавления боярской оппозиции, о расправах, казнях и опричнине, как главном орудии царя.

При этом Эйзенштейн сделал фильм с явным осуждением всего этого набора. «Иван Грозный» Сергея Эйзенштейна обличает государственный террор и деспотизм царя. Тем более, что многие «прочитывали» в образе Грозного самого Сталина. А он в фильме не только интригует и казнит, но ещё и кается за содеянное. Что не могло не вызвать неудовольствие. Да и как может понравиться всесильный царь, достигший абсолютной власти, но бесконечно одинокий и несчастливый.

Поэтому за первый фильм Эйзенштейн получил Сталинскую премию, вторую же серию резко забраковали. Выйдет второй фильм уже после смерти Сталина. Кстати, в «оттепель» принято было хвалить второй фильм и уничижать первый. Опять время было против Эйзенштейна.

Про «Ивана Грозного» Эйзенштейна много написано. Есть и мемуары причастных к творению режиссёра. Знаем, как хотела Фаина Раневская сыграть Ефросинью Старицкую – страшную женщину, но всесильный министр кинематографии Иван Большаков запретил ее не утвердил. Причём, объяснил это тем, что у Старицкой не могут быть такие ярко выражены семитские черты. Хотя Серафима Бирман (роль отошла к ней), как кажется, тоже смогла создать шедевр.

Роль царицы Анастасии должна была сыграть великая балерина Галина Уланова. Тоже не сложилось. Зато у Людмилы Целиковской получится одна из лучших ее работ.

А Николай Черкасов, который был и так прославлен на века ролью Александра Невского (помните: «Кто к нам с мечом придёт…..») все у того же Эйзенштейна, ролью Грозного славу себе утроил.

Он был страшно увлечён образом царя. Даже после команды «Стоп!» продолжал играть. Все увещевания Эйзенштейна были бесполезными. Поэтому режиссёр снял про Черкасова документальную короткометражку под смешным названием «Захваты после «стоп», или Куда идёт творческая энергия народного артиста».

Фильм получился масштабный. Декорации, костюмы, музыка Сергея Прокофьева, необычный монтаж кадров, легендарные актёры. Он и до сих пор производит сильнейшее впечатление.

И значение Сергея Эйзенштейна для мирового кино трудно переоценить. Альфред Хичкок считал себя учеником и последователем русского режиссёра. И это понятно. Потому что Эйзенштейн умел «нагнетать» тревожность музыкой, светом, убыстрением времени. А это то, чем будет силён великий мастер ужасов Хичкок.

Сам же Эйзенштейн попал в немилость за свой второй фильм. Конец карьеры и обширный инфаркт выпали на долю великого режиссёра. Он сам понимал, что фильм его убил.


Могила Сергея Эйзенштейна на Новодевичьем кладбище

«Жил, задумывался, увлекался» – эту надпись Эйзенштейн хотел, чтобы сделали на его надгробии. Но на могиле выбито просто «Эйзенштейн». И там всегда цветы.