Куда девались «порченые» на Руси

Невест на Руси берегли. Репутация значила очень много. При малейшей «тени» у девушки возникали сложности – насмешки окружения и невозможность вступить в брак. Что же было делать «бедным Лизам»? Куда они девались, если их доброе имя вызывало сомнения?

полотно художника В.Тропинина «Девушка с горшком роз»

В 1792 году Николай Карамзин написал повесть «Бедная Лиза», о молодой особе, которая не сберегла свою честь. Это сентиментальное произведение стало очень популярным, а «Лизин пруд» в окрестностях Симонова монастыря, куда девушка, якобы бросилась, превратился в модное место для прогулок. Карамзин историю выдумал, но живейший отклик показал: тема интересует всех! Лизе сочувствовали, о ней говорили, романтичные барышни качали головами…

В допетровскую эпоху за сёстрами и дочерями на Руси было принято тщательно приглядывать. Долгое время они оставались затворницами в своих комнатах, не могли лишний раз показаться на улице без сопровождения. Даже царицы и царевны не осмеливались выйти со своей половины, если не было позволения. Один из иностранных посланников, побывавших при Дворе царя Алексея Михайловича, написал в отчёте своему королю, что ни разу не видел, ни царицу, ни дочерей государя. Он отозвался об этом так: «Из особого почтения к женщинам их старались тщательно скрывать».

за большой жизнью царского двора женщинам XVI века разрешалось смотреть только через специальную решетку

Даже в праздничные дни, принимая гостей, государь не всегда приглашал жену и детей в большие палаты. В Потешном дворце царя Алексея Михайловича сделали особые тайные помещения, из которых можно было следить за происходящим в большом зале. А в Грановитой палате напротив царского трона ещё раньше существовала «смотрительная решётка» — для тех же целей. Девушки лишь издалека наблюдали царские пиры. Но чтобы самим присутствовать? Ни в коем разе.

Пойти куда-то с мужчиной молодой особе было просто немыслимо! Особенно в глубинке, в деревнях. Там за потерю чести спрашивали строго. Ворота дома, где жила такая девушка, могли вымазать дёгтем, иногда «порченой» обрезали косы, подруги старались держаться в стороне – чтобы и на них не пало подозрение. А молодцы, еще вчера готовые жениться, отворачивались в другую сторону. Но это если обо всём стало известно.

полотно Ивана Куликова, 1909 год

Получалась двойная мораль. «Лишь бы всё шито да крыто было», — как говорится в пьесе Островского. Сор из избы старались не выносить. Тогда откуда же взялась слава валдайских крестьянок?

У податливых крестьянок

(Чем и славится Валдай)

К чаю накупи баранок

И скорее приезжай.

И это не выдумка Пушкина. В 1787 году, задолго до поэта, в тех же местах побывал Франсиско де Миранда. «Город Валдай…известный красотой…и свободными нравами здешних женщин», — писал он в своих заметках. И добавлял историю, как по его просьбе кучер за два рубля привёл ему молодую особу.

О том же оставил свидетельство и Джакомо Казанова, проезжавший по России двадцатью годами ранее. Имя девушки, которая согласилась поехать с ним, он записал в своих дневниках – Заира. Её отцу итальянец оставил сто рублей (вероятно, преувеличил). Впоследствии, уже в Петербурге, куда Казанова привез спутницу, Заиру познакомили с художником, у которого она и осталась. И никаких «Лизиных прудов».

Придворные праздники XVIII века перевернули «старый мир»

Но было это после того, как «в Европу прорубили окно». Привезя новые порядки, руша патриархальный уклад, император Петр Первый весьма поспособствовал общему падению нравов. Ранее дочерей лишний раз старались не вывозить из дома, теперь же им следовало ехать на Ассамблеи. Да при полном параде. Многим это не нравилось, но возражать государю никто не смел. А следующие поколения уже спокойнее смотрели на придворные увеселения. Да и о какой скромности говорить, если императрицы заводили фаворитов, а государи – дам по сердцу?

Племянницы фаворита Екатерины Второй, Григория Потемкина, питали к нему не только родственные чувства. Но это не помешало всем пяти красавицам пойти под венец с очень знатными женихами. (я писала об этом в статье «А вы бы оделись») Великая княжна Екатерина, дочь императора Павла I, практически не скрывала своей влюблённости в Багратиона, и тоже успешно вышла замуж. Титул, имя, богатое приданое значили намного больше, чем любые сплетни. В Домостроевской Руси такое было бы нереально (оставим за скобками все плюсы и минусы Домостроя, просто констатируем факт).

Актриса Е.Яковлева сыграла княжну Чечевинскую в экранизации романа «Петербургские трущобы»

В литературе примеры совсем другие. Всеволод Крестовский описал в «Петербургских трущобах» как падение княжны Анны Чечевинской привело к её полному краху. Девушка оказалась на улице и превратилась в «Чуху», обитательницу трущоб. Что стало с героиней Карамзина мы тоже прекрасно знаем. И Лариса Огудалова — классическая «бесприданница» — что понимает о своих перспективах после речной прогулки? Или к одному богачу идти, или к другому. В определённом статусе.

Историк Н.Л.Пушкарева пишет, что всего один промах редко мог изменить судьбу. На самом деле, общество куда больше осуждало проступки не девушек, а замужних женщин (вспомним Анну Каренину, сложный брак Суворова и его жены, развод красавицы Варвары Мергасовой).

В центральных губерниях даже существовала особая церемония «очищения» для молодых особ, после чего их легко выдавали замуж. Дескать — ну «сломали лед», ничего особенного. «Уступчивость, — пишет Пушкарева, — вообще считалась простительной, если допускала отношения с мужчиной более высокого статуса». Так что крестьянки Валдая могли не беспокоиться за свою репутацию, если на них обращал внимание поэт-дворянин или заезжий итальянец.

«Бедная Лиза» полотно О.Кипренского

Печальнее, если «проступок» совершался с односельчанином и тот отказывался молчать. Вот тогда могло дойти до разбирательств и даже штрафа. Иногда слух о неподходящем поведении пускали специально: брошенный парень или на что-то обиженный сосед. В этом случае — часто по требованию семьи девушки- созывали целый сельский сход, на котором и решали, что делать. Проверок, как таковых, не было. Приходилось рассчитывать на честное слово, звать всех, кто мог что-то рассказать. И если оказывалось, что обвинение было напрасным, то просили у невиновной прощения всем селом.

Но уж если появился ребенок… За это в Архангельской губернии могли даже прогнать дочь из дома. А вот в большинстве мест поступали иначе: старались поскорее найти мужа для такой «Лизы». В Вологодской губернии было принято, чтобы отец невесты с ребенком, давал за ней дополнительную корову в приданое. На прокорм, так это называли. Коли не получалось сосватать, особенно не расстраивались. «Чей бы бычок не скакал, а телёночек наш», — была такая поговорка на любые упрёки соседей.

«Лизин пруд» — фотография начала двадцатого века

Респектабельность имела значение, но со временем – все меньше. «Замарала хвост» — говорили в старину, но постепенно стали смотреть на это сквозь пальцы. Уклад жизни менялся, оценка чужих поступков стала мягче. В девятнадцатом веке уже и разводы перестали быть редкостью, и дети вне брака перестали кого-то удивлять.

Кстати, «Лизин пруд» впоследствии засыпали. Говорят, что несколько раз примеру карамзинской героини кто-то все же последовал.