Мценская «Салтычиха»

Беглого взгляда на дом Варвары Петровны хватало, чтобы гости поворачивали назад. Если флаги, обычно развевавшиеся над особняком, был спущены, это означало, что барыня не в духе. А характер мадам Тургеневой был всем известен. Её называли «Мценская «Салтычиха»», намекая на известную крепостную хозяйку, осуждённую Екатериной II.

кадр из сериала «Крепостная»

Глядя на сдвинутые брови и поджатые губы Варвары Петровны, трудно было предположить, что и она когда-то была молодой и нежной девой. Родилась она в 1787 году, когда её отца уже предали земле. Девочку моментально отправили на попечение дальних родственниц, а когда мать повторно вышла замуж, то поселилась вместе с ней в Орловской губернии. Отчим, помещик Сомов, Варю невзлюбил сразу.

Точнее говоря, ему просто не нужна была эта «лишняя» девочка. Дополнительные хлопоты и расходы, связанные с её содержанием, становились причиной постоянных споров в семье. Мать пыталась заступиться, но она и сама полностью зависела от мужа. Поэтому Варю отправляли в чулан за малейший проступок, а иногда забывали накормить ужином. Родня не вмешивалась — живут своим домом, и ладно. Но когда матери не стало, шестнадцатилетняя Варя не стала долго думать: убежала, как только смогла. К брату отца, Ивану Ивановичу, владевшего поместьем Спасское-Лутовиново. Помещик Сомов погоню снаряжать не стал. Вздохнул с облегчением и снова женился.

Спасское-Лутовиново, современный вид

У Вари началась совсем другая жизнь! Девушка нашла ключик к сердцу дяди, и тот без малейших сомнений выделял деньги на её учебу, на всё, что ей требовалось. Избалованной племянница не была, и запросы у неё оставались скромными. Формально Варя считалась бесприданницей – ни от матери, ни от отца ей ничего не досталось. Но в двадцать шесть Вариных лет добряк Иван Иванович скончался, и оставил девушке всё, чем владел. И это было не просто солидное, а огромное наследство: шестьсот тысяч рублей, больше пяти тысяч душ крепостных, плюс дома в Москве и само поместье. Превращение из Золушки в местную принцессу произошло за одно мгновение.

Она выросла уже, и хорошо понимала, что пора бы «свить гнездо». Женихи, когда-то даже не глядевшие в её сторону, вдруг начали заинтересованно кружить вокруг поместья. Посыпались приглашения на губернские балы. Но Варвара Петровна мечтала о любви! Сначала она увлеклась было Матвеем Матвеевичем Муромцевым, своим дальним родственником (но тот остался безучастным). А потом – совершенно случайно – познакомилась с Сергеем Тургеневым, молодым поручиком. Это был видный красавец!

«Среди великой людской неразберихи души попадают иной раз не в ту оболочку; мужская душа оказывается в женском теле, а женская в грубом обличье циклопа», — написал в своем произведении «Иван Тургенев» французский писатель Анри Труайя.

портрет молодого Сергея Тургенева

Увы, Труайя подметил верно. Варвара, двадцати восьми лет, была некрасива и грубовата. Многие отмечали, что у неё слишком массивный подбородок и чрезмерно властные манеры (и совсем не женские увлечения вроде охоты и рыбалки). Но Сергей Тургенев был беден, а влюблённая в него наследница владела капиталами. Так что 14 января 1816 года они поженились.

Браки без любви иногда отлично держатся на уважении и взаимных интересах. У этих молодоженов не было ни того, ни другого. Красавец изнывал в обществе своей жены, а та могла часами просиживать у окна, ожидая его. Тургенев часто задерживался, и не было никаких сомнений, что немалое время проводил с кем-то ещё. Трое сыновей частенько подмечали, что матушка тяжело переживает холодность мужа.

«Она вела печальную жизнь, — напишет позже Иван Тургенев, — постоянно ревновала и плакала».

картина А.Стевенса

Любопытно, что и Салтычиха, тиранившая своих крепостных, тоже пережила разочарование в любви. Её муж ценил общество горничных, и даже не пытался это скрыть. горничными. Обида копилась долгие годы! И, кстати, Дарья Салтыкова тоже была богатейшей наследницей…

Неверность мужа выводила Тургеневу из себя. У неё появились свои причуды. То она начинала требовать, чтобы во всех комнатах её дома стояли россыпи живых цветов. Их выращивали в имении без числа: розы, гортензии, померанцевые деревья…. В Спасском-Лутовинове выстроили оранжереи, а когда хозяйка уезжала в Москву, то сначала туда отсылали весть – чтобы к приезду Варвары Петровны в гостиной ждали её свежесрезанные цветы. Если случалось кому замешкаться — бранила сурово. Потом начала и поднимать руку.

Когда в 1830 году в Россию пришла холера, то Варвара Петровна внимательно следила за всеми новостями. В Москве, с подачи генерал-губернатора князя Голицына, выпускали специальный информационный бюллетень. Начитавшись вдоволь, Тургенева заявила, что не хочет дышать одним воздухом с остальными. Мало ли что, как говорится. Послали за мастерами, да поставили задачу: придумать какой-то выход, чтобы помещица могла и гулять, и при этом не вдыхать «другого» воздуха. Специально для Варвары Петровны сделали особые носилки со стеклянными стенками. И на них она перемещалась несколько месяцев, погоняя крепостных, как лошадок.

иллюстрация И.И.Пчелко к повести «Муму» И.С.Тургенева (образ барыни во многом был позаимствован писателем у матери)

Не теряя из виду увлечения мужа, Тургенева и сама приблизила к себе «кавалера» — врача по фамилии Берс. В 1833 году родилась их общая дочь, тоже Варвара. Эту девочку барыня поселила у себя, и очень её любила (добавлю, что в семнадцать лет побочная дочь помещицы вышла замуж за помещика Житова и переехала в Егорьевск). Через эту самую Варвару мадам Тургенева сделалась дальней роднёй знаменитому графскому роду – ведь Софья Берс, законная дочь лекаря, вышла замуж за Льва Николаевича Толстого.

Потеряв супруга годом позже, Варвара Петровна стала ещё мрачнее и сердитей. Наказывала крепостных просто так, без всякого повода. Продала девушку Лукерью, в которую был влюблён её сын Иван. Дело это обернулось бурной ссорой между матерью и сыном, когда Тургенев-младший выкрикнул: «Вы всех изводите! Да сколько же можно!».

Иногда в доме, без всяких видимых причин, начиналась буря. И тогда дворовые опускали флаги, обычно поднятые над домом. То был сигнал для всех – Тургенева снова не в духе. В таком настроении барыни к ней не рисковали приближаться даже соседи. «Наша Мценская «Салтычиха», — говорили в округе.

портрет В.П.Тургеневой в зрелые годы

Сыновья не оправдали её надежд. Николай женился на простолюдинке Анне Шварц и не сделал карьеры, Иван «одарил» её дочерью от белошвейки, которую Тургенева терпеть не могла. В конце концов, Иван Сергеевич забрал девочку во Францию — родная бабушка держала её в «чёрном теле», будто дворовую.

Постарев, помещица почти не выходила из дома. Дети не спешили её навещать. Тогда Мценская «Салтычиха» приказала украсить дом снаружи витиеватой надписью на куске дерева: «Они вернутся». Подразумевалось, что это обращение к родным. Они вернулись — за несколько дней до того, как всё закончилось. 16 ноября 1850 года помещица упокоилась навсегда.

Но вы о ней наверняка читали. Частичка её образа есть и в барыне из «Муму», можно встретить ее и в «Первой любви», и в «Собственной господской конторе». Все эти произведения написаны сыном Варвары Петровны, писателем Иваном Тургеневым.