Негласные правила на войне, которые соблюдали и наши, и немецкие солдаты

Великая Отечественная война была особенной. Она действительно стала «войной на уничтожение» – как её и определил Гитлер. На Восточном фронте было далеко до того, чтобы солдаты одной армии спокойно играли в футбол на виду у противника (как это было на Западном фронте в период «странной войны» сентября 1939 – мая 1940 гг.)

Но каким бы ни было ожесточение друг против друга, как бы ни зашкаливала ненависть, всё-таки бывали ситуации, когда солдаты по обеим сторонам фронта соблюдали некоторые негласные правила «военно-полевой снисходительности» друг к другу. И в этой статье, я расскажу о негласных законах, которые соблюдали и солдаты вермахта и наши красноармейцы.

Как появились интуитивные фронтовые законы?

Неофициальные правила эти были очень непрочными – например, до первого приступа гнева из-за гибели близкого товарища. И возникнуть эти явления могли не везде, а только там, где на передовой временно сложилась позиционная война, в которой противники некоторое время «засиделись» в окопах друг против друга без активных столкновений.

Красноармейцы в окопах на позиции. Фото в свободном доступе.

Потому что до передовой официальная пропаганда действует на солдат неплохо, но непосредственно на передке её неумолимо сменяет «окопная правда» с её более практическими соображениями.

Контакты с пленными и ранеными врагами, нелепые смерти однополчан и повседневные ужасы выживания на передовой ведут к пониманию того, что вот тот тип, который сверкнул каской над бруствером, тоже такой же рабочий или крестьянин, сидит в такой же самой грязи и точно так же хочет есть и спать. И убить его тебе надо не ради каких-то политических идеалов, а просто для того, чтобы он не убил тебя. Вот тогда и вступают в силу неписаные законы позиционной войны на передовой.

№3 По кому старались не стрелять даже в передышке между боями

Солдаты, чаще всего, не стреляли по санитарам и похоронным командам противника: никому не хочется, чтобы на нейтральной полосе лежали павшие солдаты.

Распространенным обычаем на передовой являлся негласный запрет стрелять на поражение по тем, кто справляет естественные нужды. Дело здесь совсем не из жалости к врагам, а в том, чтобы не вызвать ответного огня в аналогичных ситуациях. Никому ведь не хотелось быть, так сказать, получить пулю в туалете.

Немецкий солдат и житель СССР. Фото в свободном доступе.

Если обе стороны на устоявшемся участке фронта страдали от нехватки питьевой воды, были случаи, когда солдаты не стреляли по водоносам, совершавшим вылазки к речке или ручью. Ведь иначе завтра тебе самому ответят пулей на стремление набрать водички.

№2 Нейтральная полоса

В воспоминаниях ветеранов часто можно встретить интересные моменты, которые возникали в условиях стабилизации линий обороны. Неписанные правила возникали сами собой, абсолютно стихийно. Например, зимой по чётным дням за сеном на «нейтралку» ходили советские бойцы, а по нечётным – немцы. И тем, надо было кормить лошадей, да и ночевать на сене было приятнее.

Или вспоминают, что на нейтральной полосе оказывался какой-нибудь брошенный хутор, погребок или склад, к которому и красноармейцы, и их противники совершали вылазки в поисках чего-нибудь полезного в солдатском быту.

Немцы в окопах. Фото в свободном доступе.

Вот в книге Сергея Михеенкова «Взвод, приготовиться к атаке! Лейтенанты Великой Отечественной», написанной по воспоминаниям ветеранов, есть такой момент:

«Окопы нашего батальона тянулись по склонам холмов, обсаженных виноградниками. Внизу везде были винные погреба. Старший лейтенант Кокарев сразу ввёл меня в курс дела: там полно вина, и до 12 ночи их посещает наш батальон, а после полуночи – немцы. «Смотри, – предупредил он меня, – не надо ночью никакой стрельбы». И вправду, ночью на нейтральной полосе царила удивительная тишина. Только порой вдалеке поскрипывал снег под ногами солдат, ушедших за очередной порцией вина. Ни мы, ни немцы, так ни разу и не нарушили это непонятно как появившееся соглашение ни единым выстрелом».

№1 Все ненавидели снайперов противника. Почему?

Снайперы были ненавистны солдатам всех армий Второй мировой. Их, чаще всего (как и огнемётчиков), даже не брали в плен. Таким было одно из самых стойких негласных правил войны.

Потому что для любого простого бойца пехоты была отвратительной сама мысль о том, что снайпер не ходит в атаки, а сидит в укрытии и исподтишка выслеживает свои жертвы, как дичь на охоте. Простым пехотинцам приходилось убивать в безумной горячке боя, а этот стрелок сам не спеша выбирал свои жертвы.

Немецкий снайпер. Фото в свободном доступе.

Омар Брэдли – американский генерал, чьи солдаты первыми высадились в Нормандии, считал справедливым то, что законы гуманного обращения с пленными к снайперам не относятся:

«Снайпер сидит в укрытии, постреливает и думает, что потом может спокойно сдаться в плен – так не пойдёт. Это нечестно».

Мой прадед рассказывал, что с пленными немцами делились самокрутками с табаком и хлебом. Но только с простыми немецкими солдатами. К румынам и мадьярам это не относилось.

Подобное явление происходило, потому что далеко не все солдаты были идейными сторонниками действующего режима. Многие оказались на фронте вынужденно, или шли из-за иных побуждений.

Разумеется, что негласные законы войны были непрочными, действовали не всегда и не везде. Но то, что эти интуитивные правила были – в этом сомневаться не приходится.