Неприглядная правда о советской гинекологии

Рассказывая о СССР, просто невозможно обойти женскую тему. О том как было в родильных домах и отделениях, где лечили женщин.

Перед родами я лежала в отделении патологии беременных целый месяц. У всех женщин забирали одежду, в том числе и белье. Выдавали ночную рубашку, халат и все.

Целый месяц у меня не было трусов.

Выходить женщинам было нельзя. Даже за пределы отделения. Об улице речь не идет.

Посетителей тоже не пускали. Разговаривали мы с родственниками через окно. Если учесть, что была зима и окна не открывали, то обменивались взмахами руки.

После родов держали 10 дней. Дети отдельно, мамаши отдельно.

Многие знакомые рассказывали, что при родах их оскорбляли.

Медсестры, няни, акушерки.

Не ори, здесь всем больно.
Не ори, рожать — это не с мужем спать.
Как на кресло лечь, так ты не умеешь, а ноги раздвигать — вполне

Особенно обидно им было, когда оскорбляли во время родов, когда женщина полностью беспомощна.

Скажу сразу: на меня никто не кричал и ни разу не оскорбил. Несмотря на мои 20 лет. Поэтому говорю со слов.

Но никто о душевном спокойствии женщин не заботился. В послеродовую палату положили женщину, у которой умер ребенок. Надо ли говорить, как она рыдала, когда всем приносили кормить.

Без н-а-р-коза.

Большинство процедур делали без наркоза, хотя в 80 х годах он был. Причем, всякий. И масками, и инъекциями.

В отделении гинекологии женщину готовили к о-пер-ации по поводу вн-ема-точной беременности. Тогда УЗИ не было. Возможно, где-то и было, типа в кремлевской больнице, в простых -нет.

Если подозревали внематочную, то делали пункцию заднего свода в-лаг-али-ща. Процедура не для слабонервных.

Женщина кричала так, что сорвала голос. Какое-то время не говорила.

Аборты, чистки при замершей беременности или просто выскабливание делали без обезболивания. Я живой свидетель, как выводили под руки женщин из того зловещего кабинета.

Однажды видела, как прибежали санитары и девушку вынесли оттуда на руках.

Была свидетелем того, как трепетали женщины, сидящие перед этим кабинетом. Думаю, что так ждали очереди только в концлагере.

Унижение.

1984 год, заштатная больница, деревенская. В старом барском доме с проходными комнатами.

В проходной палате, на кровати, мимо которой ходило человек 10, лежала девушка 17 лет.

Она была беременной от солдата, который проходил срочную службу. Срок был -пять месяцев.

Девушка лежала под капельницей, ей вызывали иск-усств-енные р-оды.

Парень жениться не захотел, девушка решила родить, а ее мать обещала помочь растить ребенка.

Но произошло непредвиденное. Отец у-б$ил мать. Младшего брата отправили в детдом, а ее в больницу.

Она корчилась у всех на виду. И рожала тоже, желающие смотрели.

Медсестра подошла только тогда, когда родился мальчик. Перерезала пуповину.

Мальчик родился живой. Он кряхтел и шевелился. Нянечка принесла коробку из-под обуви, положила туда ребенка и отнесла в комнату, где ставили клизмы. Поставила на подоконник.

Медсестра сказала девушке: отлежишься чуток и пойдешь закапывать в больничном парке.

Через некоторое время девушка встала и заплакала. С ней пошла женщина лет 25, в качестве старшего товарища. Закопали.

А как сейчас?

Я, конечно, давно не рожала и не подвергалась процедурам. Знаю, что их делают теперь под обезболиванием.

А вот заставляют ли закапывать и оскорбляют ли при родах?