«Обыкновенное чудо» — женщины решили, что фильм про любовь, мужики — что это комедия, и только цензура увидела намёк на Брежнева


Уже более сорока лет этот фильм ежегодно демонстрируется по телевидению, а интерес к нему не ослабевает. Хотя Марк Захаров позже признался, что именно эта пьеса Шварца, в отличии от других его произведений, вначале его совсем не зацепила. Но когда Геннадий Гладков предложил сделать упор на музыку и пообещал подтянуть в работу Юлия Кима, который в то время был в опале и работал под псевдонимом Михайлов, Марк Анатольевич загорелся этой идеей.

Для фильма было написано шесть песен, вошли в картину пять, лишь песня охотника в исполнении Михаила Боярского осталась за боротом. Петь пробовали сами актеры, но в итоге, требовательный Захаров оставил только вокал Андрея Миронова, за остальных пели Леонид Серебренников и Лариса Долина.

Первоначально Захаров планировал на главные роли Веру Глаголеву и Александра Збруева, но оба актера не проявили должного интереса к сказочному сюжету. Вера в те дни снималась сразу в двух картинах, у Эфроса и у своего мужа Нахапетова. И как актриса позже призналась, роли были тяжелые, она очень уставала и не могла думать о чем-то еще. Поэтому на пробах получилась, мягко говоря, не очень.

Збруев расстроил режиссера тем, что за неделю так и не нашел время прочитать сценарий и Марк Анатольевич понял, что надо искать другого исполнителя. Тогда Абдулов еще не был его любимчиком и наравне со всеми проходил пробы. Александр очень старался, так как роль ему нравилась, но после проб грустно сказал Захарову, что скорее всего будет как всегда – его пробы будут лучшими, но на роль возьмут Костолевского. Захарова эти слова зацепили, и он сделал всё, чтобы именно Абдулов сыграл Медведя.

Сценарий и диалоги героев были серьезно подкорректированы цензурой еще на стадии согласования, то есть до принятия решения о съемках фильма. В образе короля и его свиты худсовет сразу увидел скрытый намек на Брежнева и партийную верхушку. Поэтому некоторые фразы были убраны сразу, даже те, которые были на первый взгляд вполне безобидные, например, слова министра-администратора: «Стареет наш Королёк… а раньше орел был!»

Захаров бился на худсовете за каждую фразу этого министра, доказывая всем, что во-первых, этот персонаж — законченный циник, а таких в нашем руководстве не может быть по определению, во-вторых, его будет играть Миронов, а все знали, что он был очень далёк от политики и у зрителей не могло появится никаких других ассоциаций кроме смеха.

В итоге фильм вышел в том виде, в котором его знаем все мы. Женщины увидели историю о необыкновенной любви, которая оказалась самым большим и главным чудом. Мужчины — сказку о волшебстве с комическими персонажами, а цензура и чиновники старались найти насмешку над партийной властью. И фильм оказался настолько многогранным, что каждый из них в итоге своё нашёл.

Фотографии использованы из открытых источников.