Пил, дрался, крутил романы, терпеть не мог немцев и гонялся за Басилашвили. Бурная жизнь Павла Луспекаева

Даже на съёмки «Белого солнца пустыни» он умудрился явиться с порезом лица, полученным в ходе стычки в кафе.

В прошлой статье мы разобрались в том, что артист Павел Луспекаев был наполовину армянином — ссылка на эту публикацию размещена в конце данного текста. Сегодня мы разберёмся в некоторых аспектах личной жизни этого талантливого, но необузданного человека.

Павел Луспекаев возле Большого драматического театра в Ленинграде

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ — ЮНОШЕСКАЯ, КОРОТКАЯ

Горячим человеком Павел Луспекаев был с младых ногтей. Он прожил мало — без трёх дней 43 года, воевал на фронте, но всего этого могло не быть. Дело в том, что ещё мальчиком Паша участвовал в отчаянных драках. Однажды ему в лицо угодили железным прутом — ещё бы немного и он вошёл бы в глаз.

Юный Павел с родными

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ — ГАСТРОЛЬНАЯ БЕРЛИНСКАЯ, или ЛУСПЕКАЕВ И НЕМЦЫ

Как-то раз ленинградский театр БДТ выехал на гастроли в Берлин. На приёме у министра культуры ГДР были советские актёры под предводительством режиссёра Георгия Товстоногова, а также немецкие артисты и дипломаты. Среди прочего говорили и о городе на Неве.

— Я влюбился в него с первого взгляда! — признался в своих чувствах к Ленинграду Луспекаев.

— Геноссе Луспекаев, я тоже видел Ленинград! — раздался голос главного переводчика Министерства культуры ГДР, который хорошо говорил по-русски.

— Когда? — спросил Павел Борисович.

Немец без стеснения ответил:

— В бинокль, с Пулковских высот.

После этих слов Луспекаев подошёл к немцу вплотную и приподнял его за грудки:

— Ну что, видел Ленинград?!

Много ещё всего «интересного» услышал о себе тот немец от Павла.

Павел Луспекаев в юности

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ — ЕЩЁ ОДНА ГАСТРОЛЬНАЯ БЕРЛИНСКАЯ, или ЛУСПЕКАЕВ И НЕМЦЫ — 2

В другой раз немецкие артисты пригласили ленинградских коллег в гостиничный ресторан и заказали бутылку шнапса. Луспекаев изумился: на такую компанию — да так мало «горючего», и отправил своего товарища Олега Басилашвили принести добавку из номера, что тот и сделал.

Луспекаев обратился к немцам с тостом:

— В замечательном городе Берлине, чистом, красивом, где даже в гостиничных номерах — легчайшие пуховые перины…

И, как говорится, начал за здравие, а закончил неожиданно за упокой:

— Моя бы воля, построил бы вас в ряд, вывел в чисто поле — и из пулемета, из пулемета.

Переводчик принялся что-то сочинять, чтобы смягчить ситуацию, но интонация и взгляд Луспекаева говорили лучше всяких слов.

Соратники потом ему поставили на вид за такое поведение, а он объяснил:

— Ну, не могу я слышать их поганую немецкую речь. С самого 43 года не могу!

Очень презентабельный мужчина. Луспекаев в Киеве

ИСТОРИЯ ЧЕТВЁРТАЯ — НОЖЕВАЯ ПРОНЗИТЕЛЬНАЯ

Уже упомянутый Олег Басилашвили жил с Луспекаевым на одной лестничной клетке. И вот однажды Павел Борисович пообещал соседу-артисту, что больше не будет пить. А примерно через 40 минут позвал Басилашвили в ресторан, где заказал… водки.

— Ну, я пошёл, — отреагировал на это Басилашвили.

В итоге обидевшийся и вышедший из себя Луспекаев бросил ему вслед нож, который пролетел через весь ресторан и вонзился в дверь.

А в два-три часа ночи Луспекаев в слезах стоял на коленях под дверью Басилашвили и просил:

— Олежек, прости меня.

Павел Луспекаев с женой

ИСТОРИЯ ПЯТАЯ — ВАРШАВСКАЯ РЕВНИВАЯ

Зная буйный нрав артиста, руководители БДТ, где служил Луспекаев, инструктировали его, как себя вести, особенно на приёмах с участием иностранцев: никаких обильных возлияний, скандалов и, не дай бог, драк.

И действительно, на приёме с участием министра культуры Польши Павел Луспекаев изо всех сил держал себя в руках. Он пришёл туда «как денди лондонский одет», а после очередного тоста взял гитару и, сорвав галстук-бабочку и залихватски расстегнув рывком рубашку, начал распевать “Очи чёрные» и «Две гитары за стеной».

В итоге подрался не он. Подрались из-за него: в волосы друг другу вцепились две польские оперные певицы, на которых Луспекаев попеременке бросал соблазнительные взгляды. Что называется, не поделили видного кавалера.

Луспекаев с актрисой Зинаидой Шарко

ИСТОРИЯ ШЕСТАЯ — АМУРНАЯ РАЗГУЛЬНАЯ

Вообще, дамы уделяли Павлу Луспекаеву пристальное внимание.

Однажды, к примеру, он несколько дней не появлялся на репетициях. Его начали искать. Выяснилось, что с гастролями в Ленинград приехала актриса Алла Ларионова, которая известна нам по фильмам «Анна на шее», «Двенадцатая ночь» и т.д. Павел Борисович набрался смелости (хотя проблем с этим у него никогда особо не было), заявился к Ларионовой в гостиницу «Европейская» — и безотрывно провёл в её номере три дня.

— Я по сто раз перецеловал каждый пальчик на ее ногах, — с гордостью подводил итоги этого «многодневного» рандеву артист.

В другой раз, а именно через месяц после свадьбы, Луспекаев исчез из дома на неделю. Как потом выяснилось — приятно проводил время с некоей заезжей пассией из Ростова.

И такие случаи были не единичными. А дома его ждала всепрощающая жена Инна, с которой он познакомился во время обучения в «Щепке». Вместе они воспитывали маленькую дочку Ларису.

В спектакле «Варвары» с Татьяной Дорониной

ИСТОРИЯ СЕДЬМАЯ — СНОВА НОЖЕВАЯ, МАХАЧКАЛИНСКАЯ, ПОСЛЕДНЯЯ

На самом деле историй этих бесконечное множество — на целую книгу хватит. Однако надо беречь время читателей, поэтому закончим эпизодом со съёмок «Белого солнца пустыни».

Проходили они в числе прочего под Махачкалой. В один из дней Луспекаев пришёл на съёмки с рассечённой бровью — не то дрался, не то разнимал двух дагестанцев в кафе, и кто-то из них махнул ножом в сторону его лица.

Порез был глубоким — гримёры оказались бессильны.

Что было делать режиссёру? Творчески выходить из положения. Так родилась сцена, когда Аристарх, подручный Абдуллы, стреляет в окно рубки на баркасе — и осколок стекла рассекает герою Луспекаева бровь.

Словом, о таких, как Павел Борисович, говорят: «С ним не соскучишься!». Однако таланта у него не отнять, и в нашей памяти он будет жить ещё долго.