Почему братки 90-х так боялись чеченской мафии и как удалось с нею справиться?

Чеченцы, как известно, народ относительно небольшой по численности. Однако в лихие 90-е умудрились породить ОПГ, что превзошли по мощи остальные кавказские и многие славянские бригады.

Достаточно отметить, что та же Лазанская ОПГ Хож-Ахмед- Нухаева (Хожи) и Николая Сулейманова (Хозы) держала в Москве эпохи перемен мощнейшие позиции. Например, удерживала главную автомобильную толкучку страны — в Южном Порту, крышевала Рижский Рынок.


Хож-Ахмед Нухаев — лидер чеченских гангстеров Москвы начала 90-х

Ростов-на-Дону держала крепкая бригада Руслана Мукаева. А так называемая Шамадовская группировка к середине 90-х почти полностью взяла под свой контроль автомобильный центр всей России — Тольятти с его АвтоВАЗом.


Шамад Бисултанов — теневой король Тольятти 90-х

Беспощадные чеченские гангстеры словно бульдозером давили всех своих возможных криминальных оппонентов. И никаких прежних воровских понятий просто не признавали. Играли, проще говоря, по своим собственным правилам.


Николай (Хоза) Сулейманов — один из опаснейших гангстеров Москвы начала 90-х

Например, широко известен яркий эпизод еще из 1988-го года, когда Лазанская бригада Хожи жестко разобралась с соперниками из Бауманской ОПГ. До того считавшейся сильнейшей в Москве. Причем стрелка прошла прямо в центре столицы на Калининском проспекте.

Но почему же остальные братки не могли ничего противопоставить чеченским «коллегам»?

Тут причин сразу несколько.

Начнем с того, что чеченские гангстеры отличались не просто невероятной силой духа, сплоченностью, или же гораздо более легким доступом к огнестрельному оружию (тем же автоматам). Но и имели у себя в арсенале… родную республику. То есть Чечню (сначала Чечено-Ингушетию), где могли в случае чего спокойно скрыться, не опасаясь быть найденными правоохранителями или же конкурентами.

В начале 1990-х уже из самой Чечни на помощь своим в Москву могла запросто по первому звонку прибыть крупная группа поддержки. Причем, часто имевшая реальный боевой опыт. Да еще и никому неизвестная в лицо за пределами Чечни.

Отметим, что чеченцы в разборках с конкурентами могли действовать просто предельно жестко. И не прочь были например, нанести противникам так называемый «визит на водопой». Т.е заявиться в ресторан, где спокойно отдыхали их оппоненты. Со всеми вытекающими подарками заявиться… Ну сами понимаете!

Например, таким методом чеченские гангстеры в начале 90-х разобрались с мощной Таганской бригадой, что после неожиданно визита в их кафе гостей из Грозного просто разбежалась и надолго залегла в подполье…

Понятное дело, те же разрозненные московские братки, бывшие пионеры и комсомольцы, справиться с такой волной не могли. И от греха подальше уступали свою территорию.

Тот же Сильвестр, легендарный лидер Ореховской ОПГ Сергей Тимофеев, быстро предпочел найти общий язык с Хож-Ахмед Нухаевым. И даже выплачивал Лазанским определенную дань.

А что же другие кавказцы?


Отари Квантришвили

С чеченцами пытались находить общий язык и другие кавказские ОПГ. Например, после первой же стрелки с Нухаевым в начале 90-х на переговоры с ним пошел сам Отари Квантришвили (Отарик) — легендарный грузинский король криминальный Москвы той поры.

С почтением относился к чеченцам даже знаменитый Сво Раф (Рафаэль Багдасарян) — один из главных законников СССР, коронованный еще в 1945-м году в возрасте 14 лет.

И силовики не помогали

Бессильны были против чеченцев и оперативники. Внедрить в чеченские бригады своего крота оказалось просто невозможно — все чеченцы с их мощными тайповыми связями знали друг друга хотя б понаслышке. Махом вычисляли чужого.

Завербовать нохчи также было делом практически нереальным. Переговоры чеченцев для правоохранителей оставались непонятными — никто из спецслужбистов чеченского не знал, квалифицированных переводчиков с этого языка МГУ не готовил…

Потому силовикам зачастую приходилось самим выходить на контакт с чеченскими ОПГ. И пытаться вести с ними взаимовыгодную игру. Тот же Хожа еще в 1970-1980-е годы имел дела со спецслужбами, что наводили его на квартиры богатых иностранных студентов. Хож-Ахмед забирал себе лишнее имущество иностранцев. А КГБшникам передавал информацию о том, не найдено ли к жилище какой крамольной литературы или антисоветчины…

Что же было дальше?


Руслан «Лобзик» Лабазанов — один из самых известных чеченских гангстеров первой половины 90-х

К середине 90-х чеченцы крепко подмяли под себя криминальный мир России. Говорят, от более крупного захвата вайнахов удержала лишь собственная немногочисленность.

Но далее случилось вот что. Началась первая чеченская война. И хотя часть чеченских гангстеров (Николай Сулейманов, Руслан Лабазанов) выступили против режима Джохара Дудаева, часть напротив мятежного генерала поддержала. Как например тот же вышеупомянутый Хожа, лично воевавший в Чечне в 1995-м году на стороне Ичкерии. И ставший впоследствии ее вице-премьером.

Чеченские гангстеры начали поддерживать Дудаева деньгами — в обмен на поставки оружия. И российские силовики уже всерьез взялись за эти национальные ОПГ.

В дело вступают спецслужбы и Япончик

Чтоб справиться с ними, силовики решили объединить против чеченских мафиози… весь остальной криминальный мир Москвы и России. Такой вон финт ушами.

В столицу для этой цели в Москву из мест не столь отдаленных немедленно доставлен был легендарный Япончик — Вячеслав Иваньков. За ним на Колыму отправилась целая почетная делегация оперативных сотрудников…

Япончик согласился помочь правоохранителям — тем более, что сам имел некие терки с Лазанскими. Сумел объединить «славянские» бригады, заручиться поддержкой «Кавказских». С разрешения силовиков начал негласную охоту на главных чеченских мафиози той поры. Например, по одной версий, именно люди Япончика в декабре 1994-го встретили у его московского СТО самого Хозу Сулейманова…

В итоге, таким образом силовикам и криминальному миру сообща уже к концу 90-х удалось серьезно потеснить чеченских «коллег» по цеху с главных мест в Москве и России. Хотя и сегодня уже следующие понятиям чеченские гангстеры занимают первые места в российской уголовной иерархии — как, например, тот же законник Ахмад Домбаев (Шалинский). Чеченцы есть чеченцы!


Ахмед Шалинский