Почему люди прошлого часто кажутся нам некрасивыми

С портретов и фотографий на нас смотрят знаменитые люди прошлого. И часто мы знаем – по мемуарам и письмам – что они считались людьми редкостной красоты. Однако современный взгляд судит по-другому. Мнение свидетелей восемнадцатого, девятнадцатого, и уж тем более 15-16 веков вызывает у нас недоумение. Мои читатели тоже нередко пишут в комментариях: не было там никакой красоты. Однако всё не так просто! Давайте разберёмся, почему люди прошлого часто кажутся нам не настолько привлекательными.

женский портрет

Ученые подсчитали: талия Венеры Милосской – 69 сантиметров. Рост натурщицы мог составлять примерно 164. По современным канонам она бы не прошла даже на конкурс «Мисс губерния». А ведь статуя изображает знаменитую богиню любви! Значит, с тех самых далеких времён, когда изваяли Венеру, представление о прекрасном сильно изменились.

На Меленском диптихе Жана Фуке изображена (по крайней мере, так считается) легендарная Агнесса Сорель, одна из первых официальных фавориток в истории. Лицо красавицы белое, как молоко. Головной убор чуть отодвинут назад. И кажется, что дама… лишена волос на голове. Как же так, можно спросить? Дело в том, что в пятнадцатом веке укоренилась мода на высокий выпуклый лоб, без всякой растительности. Чтобы добиться впечатляющего эффекта некоторые дамы даже сбривали себе брови. Красиво? По меркам того времени – бесподобно. Агнесса Сорель была мечтой каждого, кто жил при Дворе короля Карла VII.

Современницы Агнессы шли и не на такие ухищрения. Например, красивым считалось, если ресниц практически не будет видно. Некоторые старались их осветлить, другие – удалить. Изабелла Баварская, модница чуть более раннего времени, выглядит в точности, как тогда было принято: высокий лоб, ресниц нет, и занятный головной убор.

у королевы Изабеллы Баварской и ее придворных дам — модные наряды и образы для рубежа XIV-XV веков

В Средневековье любая дама заботилась о белизне и чистоте кожи. Без пятнышек, без покраснений – значит, здорова. В такие времена это было очень важно. Правда, платья носили очень закрытые, взору открывалось немногое, лицо да руки. Вот и старались подчеркнуть идеальное лицо: волосы укладывали вокруг головы, надевали массивные серьги. Это невольно притягивало взгляд.

Даже признанная красавица Ренессанса, Симонетта Веспуччи, сегодня многим показалась бы… обычной. Да, у неё тонкий профиль и замысловато уложенные волосы, но мои читатели не раз писали: «Симпатичная. Но не больше». Если же взглянуть на другие полотна Боттичелли, то легко можно увидеть, что его красавицы имеют выраженный живот. То, что сейчас многие стараются убрать или спрятать, в то время считалось прелестной деталью образа.

Но дело не только в том, что менялись каноны красоты. С этим, как раз, все понятно. Менялась манера письма, сам подход к изображению человеческих фигур. Мы вряд ли можем сказать, что древние египтяне не очень привлекательны. Просто потому, что изображены они – чаще всего — в профиль. И портретное сходство для них не было таким уж важным.

даме шестнадцатого века было важнее казаться важной и богатой, нежели красивой на портрете

Вы удивитесь, но сходство не выходило на первый план и много-много позже! Важнее было, изображая знатную даму (а многие века портреты писали преимущественно с аристократов и коронованных особ), подчеркнуть её статус. Указать, на особое положение. Поэтому богатая ткань, сложная отделка, множество драгоценностей ценились на картине куда больше. А лицо… да кто ж его разберёт, какое оно. Если даже во времена Генриха VIII зеркалами чаще всего служили хорошо отполированные металлические пластины. Самих себя разглядеть удавалось не очень-то внимательно… Так что глядя на портрет довольно кивали: да-да, то самое платье! То, ценное ожерелье!

Заказчики тоже часто бывали «виноваты». Им хотелось быть похожими на символ. На легенду. Они воплощали собой традицию. Отсюда надменный вид, или ощущение, что человек буквально скован. Парадный портрет (до семнадцатого века точно) – это вообще нисколько не изображение человека! Тут важно продемонстрировать свою мощь, силу. На одном из портретов упомянутого Тюдора, он стоит, широко расставив ноги. Король специально потребовал от художника такой позы, а на самом деле так в тот момент Генрих стоять уже не мог. Болел. Но хотел казаться выше, сильнее, красивее!

портрет работы В.Боровиковского

Портреты семнадцатого века уже «чуть живее», но опять: была традиция. Пришла мода на платья цвета «Изабелла» и дамы начали позировать в них. Не принимая во внимание, идёт ли им этот оттенок, или нет. Поэтому то, что было хорошо на одних и освежало их, делало других бледными и невыразительными. Плюсом добавим другой момент: получить возможность заказать портрет могла себе позволить не каждая дама. Это было дорого и долго. К художникам обращались, когда появлялась возможность. Вот и получалось: мы читаем в мемуарах о невероятной красавице, а видим изображение зрелой дамы с тяжелым подбородком. Не могла она раньше, когда была юной и стройной, заказать себе картину.

Вот уж когда наступило раздолье для красавиц, так это в восемнадцатом столетии. Художников стало больше, манера письма максимально приблизилась к реальной. В Россию поздней екатерининской эпохи пришла мода на портреты, словно подёрнутые дымкой. Воздушные, лёгкие! И вот тогда на полотнах начали появляться прекрасные молодые дамы. Боровиковский, Левицкий, Виже-Лебрен создали изумительные по своей красоте работы. А в девятнадцатом веке Франц Ксавье Винтерхальтер довел до совершенства идею представить на картине исключительную красавицу. К нему записывались. Королевы стояли в очереди. Ждали годами! Потому что знали: он-то точно сделает «в лучшем виде».

Полина Сандр княгиня Меттерних на полотне Винтерхальтера

И тут подоспела эпоха фото. Первые фотографии не красили ни дам, ни кавалеров. Пока искусство набирало обороты, пока оттачивали технику съёмки и использования света, результат получался не очень убедительным. На полотнах те же самые люди чаще всего выглядели лучше, чем на черно-белом фото. Долгое время считалось, что на фото нельзя улыбаться (почти как на паспорте в прежние времена), и свежие юные лица выглядели слишком строгими и чопорными.

Вот поэтому люди прошлого часто кажутся нам некрасивыми. И тогда и сейчас хватало и хватает привлекательных людей. Просто изображали их очень по-разному. В соответствии со вкусами эпохи.