Почему на Руси строили дома из сосны и никогда из берёзы

Казалось бы, берёза – самое русское дерево. Первая же ассоциация с Россией — берёзка белая, изба в три окна, а перед ней – берёзка.

И не зря. Берёзовые колки (рощицы) – самые распространённые леса в Средней России.

Почему же из берёзы никогда не строили дома, хотя вот она, руку протяни, рядом. И растёт берёза быстро, не в пример другим деревьям. За 15 лет вымахивает вполне годное на бревно деревце.

Стилизация картины К.Васильева «Жница». И снова берёзка для русского колорита.

На Руси для каждого дерева находилось своё предназначение. Из липы, осины – бани, из сосны – избы. А берёза – только на дрова. Жарче берёзовых дров горят только дубовые.

Хотя постойте, использовалась берёза в строительстве, да ещё как! Рукоятки для инструмента до сих пор делают из берёзы, нагеля для скрепления брёвен. Да и самая распространённая фанера нынче – берёзовая. А береста – лучшая гидроизоляция.

Рубероид ещё на свет не родился, а на стулья под первый венец именно бересту клали. И не только.

Когда мы на даче разбирали старинный сарай-двор, нам досталось просто огромное количество бересты: её в качестве гидроизоляции стелили и под кровлю.

Сосновому срубу (на фото) больше 100 лет.

Но вот срубы из берёзы при наличии других возможностей не делали никогда. Отчего же русской красавице такая немилость?

Гуляя по лесу, вы наверняка видели поваленные бурей берёзовые стволы. Прочная на вид берёзка. А наступишь на неё – внутри труха, одна береста осталась.

Нас в детстве взрослые пугали, что в этих «пустых» берёзах змеи живут, вот не знаю, правда, или выдумки. Но до сих пор стараюсь не наступать.

С брёвен обязательно нужно снимать кору. Снять кору со свежей берёзы (не верхний слой бересты ободрать, а именно кору снять) очень сложно.

Но стоит берёзовому чурбаку полежать годик, как при колке на дрова кора с него падает сама. Почему? Короеды постарались.

Это первая проблема: свежую берёзу очень трудно окорить, но стоит ей полежать, под корой быстро заводятся личинки жучков-короедов.

Вторая проблема – берёза очень хорошо впитывает влагу (не воду, а влагу). То есть во влажном климате быстро начинает трухляветь.

Раньше ведь как дома строили? Под углы сруба ставили или осмолённые пни, или большие валуны (стулья), на них прямо на земле – сруб. Нижнюю часть сруба присыпали землёй – делали завалинку. Так делали дома в крестьянской России, где дома на каменном подклете – редкость.

Красива берёзка, создаёт настроение.

Чтобы сруб из берёзы не сгнил, его надо очень сильно защищать, как изнутри, так и снаружи. Возни много, толку мало. При наличии более стойких ко влаге сосны и ели (древесина пропитана смолой) ставить сруб из берёзы – напрасный труд, сгниёт быстро.

Подумала, что лучше будет подкрепить этот тезис словами кого-нибудь авторитетного. Нашла в сети учебник «Древесиноведение» (ах, ты, Господи, есть и такая дисциплина) Л.М. Перелыгина. И вот что там:

«Стойкость древесины в значительной мере определяется содержанием в ней смолистых веществ».

Ну и какой смысл строить дома из берёзы, когда есть сосна?

А ещё я нашла таблицу стойкости к гниению различных пород древесины. У сосны она для ядра — 4,6; для заболони — 4,0.

У берёзы для центральной зоны (пишу, как в учебнике) — 1,8; для заболони — 2,0.

И ещё: срок службы незащищённого соснового сруба (при соблюдении сроков валки) в подвижном воздухе составляет 80 лет, а берёзового — 5! Правда, при постоянной сухости берёза сохранится в течении 500 лет.

Собственно, этого вполне достаточно, чтобы ответить на вопрос, почему не строят дома из берёзы. Но вот ещё моё наблюдение.

Вот что обнаружилось внутри у, казалось бы, совершенно живой внешне берёзы.

Третья проблема – берёза часто трухлявеет на корню. И чем старше берёза, тем больше вероятность, что дерево уже больное. На дрова такая древесина годится, для строительства – нет.

Кстати сказать, в старину очень строго ограничивали время валки строевого леса: только с Николы зимнего до февраля, и только на новой луне.

Вот ведь парадокс, высушенная древесина берёзы очень твёрдая, не даром из неё делают резную мебель. А на сруб – не годится.

Так что каждому дереву — своё предназначение: сосне быть стенами дома, а берёзе — этот дом топить.