Почему придворным медикам прошлого не позавидуешь

full-95f11124fbf6615ac0d19a32aa5eb657-9728290
Может ли один врач влиять на судьбу целого народа? Еще как. Пример тому — судьбы многих придворных медиков прошлого, в том числе в России. Такие доктора могли делать вещи, которые простым смертным и не снились: возводить на престол, пользоваться огромным влиянием на главу государства. Предлагаем поговорить о знаменитых придворных медиках прошлого и узнать, почему их доле все-таки никак нельзя позавидовать.

Чуть ли не правая рука правителя

Болеют все. Но когда заболевает правитель, всё становится намного серьезнее, ведь от того, выздоровеет он или нет, зависит политический курс всей страны на много лет вперед. И, что там скрывать, какой будет сама жизнь народа. Но такие высокие материи интересовали цариц и царей, как правило, в последнюю очередь, ведь они были обычными людьми, которые просто хотели поправиться. Поэтому всегда немалое внимание уделяли выбору достойного врача для себя и своей семьи. Мыуже рассказывали однажды о придворных врачах Ивана Грозного и не будем повторяться. Давайте узнаем, какие врачи были у других правителей и как они вошли в историю.

Ну ее, эту политику: чревато

Знаменитый доктор Елизаветы Петровны Лесток был уникальной исторической фигурой, в своем журнале мы рассказывали о его судьбе подробно. Ведь именно он стал организатором дворцового переворота в пользу своей покровительницы. Но лейб-медику, несмотря на полученный титул графа, недолго пришлось пробыть на гребне успеха. Конфликт с Бестужевым обрек Лестока на предсказуемый конец его придворной карьеры. Интриги вице-канцлера (а в них он знал толк) отправили бывшего помощника Елизаветы Петровны в ссылку. Взятие под стражу коллеги и препровождение его в ссылку напугало всех прочих лейб-медиков, и они еще долго не рисковали принимать хоть какое-то важное участие в делах государственного масштаба.

38-4034839
«Портрет графа Германа де Лестока», гравюра, 1767 г. Иоганн Штенглин

Перед тем, как пускать к императрице, — проверить

Доверенным лицом Екатерины Великой тоже был врач. Это был уроженец Шотландии Роджерсон. Помимо лечения хворей Северной Семирамиды, доктор выполнял еще одну деликатную функцию. Екатерина, обладая страстным темпераментом, имела в своем списке побед и увлечений значительное количество фаворитов, как постоянных, так и временных. Но во избежание заражения неприятными болезнями от своих партнеров требовала от будущих возлюбленных пройти дотошный осмотр у своего личного медика. Что по этому поводу думал Роджерсон и осуждал ли он Екатерину за столь вольное поведение, мы не знаем. Но свои обязанности он выполнял безукоризненно.

e2_8-4861202
«Коронационный портрет Екатерины II», 1763 г. Ф. С. Рокотов

Кстати, именно Екатерина, опасаясь оспы и помня, как эта болезнь ужасно повлияла на Петра III, решила испытать на себе всю пользу вакцинации. Для этого она выписала из Англии уже другого доктора — Димсдейла, который успешно справился со своей задачей. Императрица действительно верила в возможности медицины и призывала всех придворных отказаться от невежества и предрассудков, активно пользоваться достижениями науки.

Могут обвинить, и попробуй докажи обратное

Еще одним из известных медиков является Мартин Мандт. Приглашенный из Германии для службы при Николае I этот доктор был личностью неоднозначной. С одной стороны, император доверял ему безгранично, почти как самому себе.

800px-franz_krc3bcger_-_portrait_of_emperor_nicholas_i_-_wga12289-7207347
«Портрет императора Николая I», 1852 г. Франц Крюгер, Государственный Эрмитаж

С другой стороны, амбициозный доктор Мандт тут же воспользовался своим влиянием и начал гнуть крайне непопулярную медицинскую линию в святая святых того времени — русской армии. Кстати, именно его можно назвать основателем специфической системы лечения, которая позже преобразовалась в гомеопатию. Здесь нет и не может быть единого мнения. Тот же профессор Пирогов заклеймил немецкого врачевателя как «шарлатана и обманщика». Методам Мандта доверяли далеко не все, он был непопулярен. Всеобщая неприязнь к нему была так велика, что уже после смерти несчастного немца стали обвинять в том, что он не совершал: в отравлении императора. Ну или, по крайней мере, содействии его самоубийству. Злопыхатели не могли успокоиться, настаивали на своем, хотя их враг был уже мертв. Позже выяснилось, что Николай I на самом деле умер от осложнений после пневмонии, так что все обвинения были ложными.
Труд врача сложен и порой остается без должного уважения и похвалы. Труд же придворного врача в прежние времена нередко был опасен, ведь чем ближе к власти, тем выше риск окончить свою жизнь в самых неблагоприятных обстоятельствах. Но все же все перечисленные врачи старались исполнить свой долг, так как каждый из них его понимал его. И одно это уже достойно нашего уважения. А какой из перечисленных медиков вызывает у вас большую симпатию?