Почему Жуков не стал брать Берлин в феврале 45-ого, а подождал до апреля?

На Украине продалжается война с советским прошлым. Сейчас под прицелом националистов Георгий Жуков. Даже в русскоязычных городах — Одессе, Харькове и Киеве демонтируются памятники и барельефы маршала, а в прессе началась компания по его очернению. Среди прочего украинские националисты утверждают, что Жуков мог взять Берлин не в мае, а еще в феврале 1945 г., но намеренно этого не сделал.


Георгий Жуков

Действительно, сам маршал признавал, что его войска могли в начале 1945 г. выйти к столице рейха. Однако в Киеве трактуют ситуацию таким образом — Жуков специально затягивал войну, чтобы погубить как можно больше украинцев. Конечно же, такое объяснение не выдерживает никакой критики. Но что жа на самом деле произошло в феврале 1945 г.? Как так получилось, что еще в конце зимы маршал допускал взятие Берлина, но не сделал этого.

Мало кто знает, но красный флаг над Рейхстагом мог появиться еще в феврале-марте 945 г. Дело в том, что наши войска настолько стремительно наступали через Польшу, что нацисты просто не успели подготовить оборону своей столицы. Начни Жуков наступление в тот момент, это позволило бы обойтись без ҡҏọвọпҏọлитнọгọ штурма Зееловских высот в полусотни километров от Берлина. А ведь при взятии эьих укреплений ņσгҋҕለи 80 тыс. бойцов Красной армии.

Жуков знал о слабости немецких укреплений и предложил ставке дерзкий план по захвату столицы рейха. 26 января 1945 г. Жуков составил служебную записку на имя Сталина, в которой изложил план наступления на Берлин. Маршал попросил выделить его войскам двойной боекомплект и запас горючего, чтобы стремительным броском 15 — 16 февраля выйти к берлину. Казалось бы, вот и конец войне.

Но вдруг войска маршала развернулись и начали вести бои на менее значимых направлениях к северу и югу от главной цели. Почему же Жуков изменил направление удара? по мнению некоторых историков 1-й Белорусский фронт Жукова ждал отставших соседей — 1-й Украинский фронт. К тому же войска только завершили масштабную Висло-Одерскую операцию. С 12 января по 3 февраля, то есть 20 дней подряд они с боями проходили по нескольку десятков километров в день и остро нуждались в отдыхе.

Небольшая передышка и объединение наших двух крупнейших фронтов позволяли гарантированно взять Берлин, что и произошло в мае. Однако сравнение сил и средств говорит, что у Жукова, даже с учетом понесенных потерь было достаточно войск, чтобы разбить Берлинский гарнизон только силами одного своего фронта. Но Жуков не стал этого делать и объяснял это тем, что к северу от наших войск разведка обнаружила сильную Помиранскую группировку немцев, которая включала в себя 2 танковые дивизии, 150 тыс. солдат и офицеров и 800 самолетов. Она могла нанести удар по незащищенному флангу его фронта.

Однако в состав 1-го Белорусского фронта вхадило 7 армий, а нацистская группировка была в 7 раз слабее. Значит даже при опасности флангового удара, Жуков еще в феврале мог отправить танкистов взять Берлин?

В марте 1964 г. из печати вышел очередной номер журнала «Октябрь», который вызвал небывалый интерес читателей. на его страницах маршал Чуйков прямо заявил — Красная армия могла взять столицу рейха в начале 1945 г. В 60-е годы прославленый маршал Чуйков был главнокомандующим всеми сухопутными войсками СССР и заместителем министра обороны. А Жуков, напротив, находился в опале. Хрущев снял его со всех постов. Но слова о возможности февральского штурма Берлина были настолько важны, что Хрущев дал указание приостановить спорную публикацию и сначала тщательно разобраться, кто же прав.

Чтобы рассудить спорщиков, главное политуправление организовало открытые дебаты с приглашением видных начальников участников Великой Отечественной. Они изучили все данные об обстановке на фронте и постановили — жуков поступил верно, приостановив наступление. Почему?

Выдвижение Красной армии к столице рейха в феврале, неминуемо бы привело к фланговому удару немцев. он был бы отражен, но с большими потерями для наших войск. В том числе был риск потерять самые боеспособные танковые соединения 1-го Белорусского фронта, что привело бы к общей остановке наступления.

Теоретически, Жуков мог с ходу взять Берлин и основные укрепрайоны Германии. Но даже если бы Жуков и захватил Берлин в феврале-марте 1945 г., это бы все равно не привело к окончанию войны, ведь тогда во власти нацистов еще оставались юг Германии, Австрия, Венгрия, Чехия и северная Италия. При таком раскладе гитлеровские войска вряд ли бы капитулировали. Это привело бы к еще более затяжным боям и в результате Вторая Мировая в европе закончилась бы не в мае, а на несколько месяцев позже. В то же время Красная армия понесла бы еще большие потери. К тому же начнись наступление в феврале, Красная армия осталась бы без поддержки авиации. Наша авиация взлетала с полевых аэродромов, в котрых не было каменных взлетно-посадочных полос. В то же время немецкая авиация взлетала с резервных аэродромов, которые были каменными, а соответственно всепогодными. В феврале почва на наших аэродромах размякла и господство советской авиации в воздухе было утеряно.

Чуйков не ошибся — взять Рейхстаг можно было не в мае, а значительно раньше. Но прав был и Жуков, что не сделал этого и позволил СССР завершить войну с меньшими потерями. Об этом и объявили советские генералы в 1966 г. Чуйков внимательно выслушал своих товарищей и ответил, что больше не будет критиковать Жукова по данному вопросу.


Маршал Жуков и маршал Чуйков

Однако по утверждению киевских политиков, отказ Жукова брать Берлин обусловлен исключительно его желанием затянуть войну, чтобы якобы ņσгҋҕለσ как можно больше призывников с Украины. Но во-первых в СССР не было предвзятого отношения ни к одной из национальностей. Во-вторых, намеренное уዘựҹтоҗєнựє этнических украинцев было невозможно даже теоретически, потому что из них даже не формировали отдельных частей. Они сражались бок о бок с представителями других национальностей Советского Союза.