Подвиг советской медсестры из госпиталя Брестской крепости, захваченной в плен!

Сегодня мы с вами снова рассмотрим одну интересную фотографию времен Великой Отечественной войны, и узнаем получше об одной из женщин, запечатленных на ней.

Вот, собственно, само фото:

Снимок этот сделан в Бресте 24 июня 1941 года военнослужащим 45-й пехотной дивизии Вермахта Михаэлем Вахтлером. На нем изображены жены и дети советских офицеров-защитников Брестской крепости, окруженные немцами. На самом переднем плане в белом халате сидит на земле та, о ком я хотел рассказать — старшая медсестра хирургического отделения госпиталя Брестской крепости Прасковья Леонтьевна Ткачева. Девушка выглядит уставшей — и на то были причины, ведь ей пришлось через многое пройти в эти самые первые дни войны…да и потом тоже.

Вообще, мечта служить стране в военном госпитале была у Прасковьи Леонтьевны с самого детства. Когда пришло время, она ее осуществила, и с 39-го года стала служить в Брестской крепости. Работы у нее всегда хватало, но она эту работу любила, и даже когда у девушки была возможность после демобилизации вернуться домой, она этого не сделала. И вот началась Великая Отечественная война, и Брестская крепость, как известно, одной из первых встретила немцев.

Еще 21 июня пришел приказ госпиталь в Брестской крепости подготовить к срочной эвакуации. Персонал был на ногах весь день и всю ночь, а уже утром 22 июня на крепость посыпались немецкие бомбы, в том числе досталось и непосредственно госпиталю. Сперва немцы разбили терапевтический комплекс, а затем настала очередь и хирургического отделения, в котором и трудилась Ткачева. Здание хирургии вскоре запылало, и Прасковья Леонтьевна вместе с другими вытаскивала пациентов оттуда — они успели эвакуировать 28 человек, после чего здание сложилось, как карточный домик. И даже после обрушения девушка вернулась на это место, спасать было уже некого, но ей удалось найти довольно много медикаментов.

А за крепость уже шло сражение, громыхало оно и в госпитале. В скором времени оно развернулось уже и там, куда перетащили раненых из зданий. В ходе боя это место заволокло дымом от использования немцами дымовых шашек — так раненых стало еще меньше, ибо спасти их из плотного густого дыма не получилось. Творился настоящий хаос, кое-как персонал госпиталя организовал неподалеку импровизированный лазарет, куда доставлялись получившие повреждения бойцы, а также жены дети офицеров гарнизона. Раненых становилось все больше и больше, медикаментов начало катастрофически не хватать…Сама Прасковья Леонтьевна в ходе этого была дважды задета осколками, но свой пост не покинула и продолжала помогать пострадавшим.

Вскоре стало ясно, что удержать крепость в данном месте не получится, а немногим позже раненых, женщин, детей, персонал госпиталя и некоторое количество бойцов РККА и вовсе окружили. Была организована какая-никакая оборона, первое время удавалось дать отпор, но вскоре немцы прорвались и стали закидывать всех гранатами. Из 28 укрывшихся вместе с Прасковьей Ткачевой в живых остались 4 человека — их немцы пленили. Южный остров (это то местно в Брестской крепости, где и происходили вышеописанные события) был полностью захвачен и очищен от советских сил. Женщин и детей оттуда (в том числе и Ткачеву) немцы свели в одно место и сделали то самое фото, которое я показал выше.

Дальше начался долгий путь в лагерь. Даже несмотря на ужасную усталость, моральное и физическое состояние из-за двух ранений, Ткачева старалась не показать слабину — немцы были крайне озлоблены за такое невероятное сопротивление в крепости и со слабыми и отставшими расправлялись без лишних разговоров прямо на месте. Кроме того, Прасковья Леонтьевна была единственной в этой группе пленных военнослужащей — на нее смотрели и офицерские жены, и детишки, она не имела права показаться слабой. Во время пути она подходила к уставшим и обессиленным, и уговаривала их найти силы для дальнейшего движения — иначе их ждала страшная участь. Но тяжести ситуации были такими, что люди все равно падали от усталости — к таким Ткачева подбегала лично, хватала под руки и старалась вести. Но как бы она не старалась, колонна все равно замедлялась…и если первое время конвоиры на попытки помощи медсестры закрывали глаза и позволяли ей делать это, то потом за такие задержки они чуть было не расправлялись с ней там же, на месте. С этих пор помочь кому-то отстающему она уже больше не могла.

Несмотря на такое страшное испытание, Прасковья Леонтьевна выжила, более того, вскоре она бежала из лагеря и на лето 1942 года уже служила связной в партизанском отряде им. Чернака. Она прошла войну, была награждена медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». Не стало ее Прасковьи Ткачевой, так много сделавшей и для защитников Брестской крепости, и для их родных, в 1993 году.