Последний танец в Освенциме. Героизм балерины

23 октября 1943 года в Освенцим прибывает поезд с польскими евреями из гетто. Среди них находится Франческа Манн. Новоприбывших разделяют по половому признаку, отводят в комнату «для дезинфекции» (мы все понимаем, что это значит) и приказывают раздеться…

Франческа Манн

4 февраля 1917 года в Варшаве, в семье Манхаймеров родилась девочка, которую назвали Франческой.

Когда малышка чуть подросла — родители отдали ее в школу Ирэны Прусики — одну из самых больших и ярких частных танцевальных школ. И не прогадали. Девочка действительно была талантлива. Ей удавалась и классика балета, и современные танцы. Ее называли будущим польского танца.

Девочка растет, становится девушкой, выходит замуж за Марека Розенберга — сына торговца трикотажем в Варшаве. Благополучная мирная жизнь. Франческа Розенберг — самая перспективная польская балерина в классическом и в современном репертуаре. К тому же, она считается одной из самых красивых и знаменитых женщин Польши.

О этом, кстати, был снят одноименный фильм «Polki słyną», в котором она снялась.

Классика приличного человека

На международном танцевальном конкурсе в Брюсселе в 1939 г. она стала четвертой из 125 балерин-участниц. Казалось, впереди ждут популярность, овации, блистательные выступления, гонорары, путешествия по миру с гастролями; возможно, школа балета ее имени ближе к старости.

Но тут к власти приходят нацисты, и о счастливом, благополучном будущем приходится забыть.

Балерине приходится взять сценический псевдоним — Франческа Манн — и устроиться работать в театр-кабаре «Melody Palace» на территории гетто, которое посещают самые высокие немецкие чины. И, конечно, такую яркую женщину они ни за что не оставят без внимания.

Кабаре — это, конечно, не балет

Франческа сумела, как ей казалось, применить это «внимание» на благо евреев. Да, ей было разрешено беспрепятственно ходить из «арийской зоны» в гетто и носить роскошные шубы, что для польских евреев было воистину привилегией. Но сама она считала, что занимается спасением людей (состоятельных, конечно), даже не подозревая, что гестапо лишь использует ее.

В 1942 году нацисты играют с варшавскими евреями в одну очень увлекательную «игру». Обладателям паспортов нейтральных стран обещали свободный выезд для обмена на немецких военнопленных. Таких документов ни у кого в Варшаве не было. Но их можно было… купить! За баснословные деньги 1500 долларов (20 000 долларов на современный пересчет). Такие суммы были у немногих богатых и состоятельных семей, которым удавалось укрываться от немцев. Прятались они в «арийской зоне» Варшавы, растворяясь в большом городе, сменив документы.

Информацию о паспортах и выезде из страны коллаборационисты из организации «Жагев» приносят в гетто. Наивные жители передают эти вести в еврейское подполье и…

Партизаны начинают свою работу. В основном, из Швейцарии в Польшу стали посылаться паспорта, в большинстве из южно-американских стран. Несколько сотен человек были в действительности обменены на пленных немцев в Палестине. Это было сделано для того, чтобы остальные поверили в правила «игры» и вышли из подполья.

А вот примерно три тысячи человек, купивших паспорта (порой под залог имущества и ценностей), погибнут в концлагерях и тюрьмах. Гестапо заманило их в смертельную ловушку, причем шли они добровольно, вместе с драгоценностями и деньгами. Таким образом, убили двух зайцев — обнаружили всех прятавшихся евреев и заполучили нужные Рейху денежные средства.

Однако, чтобы купить паспорт, человеку требовалось связаться с тем, кто эти паспорта в Варшаву привозил. Но лично это делать было слишком опасно. Требовался «связной». Таким курьером и стала Франческа Манн. Она выносила из гетто драгоценности и деньги, приносила обратно «паспорта».

Тех, кто купил себе «выезд», переселяли в отель «Польша» в «арийской зоне» Варшавы. Это было сделано для скорейшего их «переселения». Кто тогда мог догадаться, что немецкие поезда прямиком повезут их в крематории Треблинки?

Вскоре там же стала жить и Франческа, с подаренным ей высокими немецкими чинами «паспортом». Скорее всего, какое-то время она думала, что делает благое дело, спасая людей. И что спасется сама.

Но когда она стала понимать, что фактически работает на гестапо, когда она стала слишком много знать, ее определили на первый поезд в “Южную Америку”. С пересадкой в Освенциме, разумеется. По сути, это был единственный прибывший в концлагерь комфортабельный пассажирский поезд (после поезда с охраной, разумеется)…

Станция пересадки поезда «Варшава — Южная Америка»

Пассажирам сказали, что они находятся на границе с Швейцарией. Однако процедура пересечения границы требует дезинфекции, поэтому необходимо пройти в душевые, смыть с себя «грязь гетто» и отправиться дальше в «цивилизованном виде».

И вот уже в раздевалке «душевой», понимая, что жить ей осталось совсем недолго, Франческа решает умереть достойно.

Красивая, яркая женщина начинает… танцевать стриптиз. Медленно снимает одежду, остается только в туфлях на высоких каблуках…

Эсэсовцы заворожены. Она подходит к одному из них, снимает туфли и… бьет шпилькой прямо в лицо!

От боли фельдфебель Квакернак бросает свой пистолет, хватается за лицо. Манн поднимает оружие и два раза стреляет в стоявшего рядом фельдфебеля Шиллингера. Попадает ему в живот. Затем стреляет во все еще держащегося за окровавленное лицо Квакернака, но промахивается и попадает в старшего фельдфебеля Эммериха.

Конечно, тут все женщины должны быть чуть более чем полностью раздеты. Но художнику виднее

Эти выстрелы «заряжают» толпу остальных обнаженных женщин на атаку. Они хватают все, что под руку попадется, и нападают на своих конвоиров.

Одна молодая женщина, танцовщица из Варшавы, выхватила у обершарфюрера из «политуправления» Освенцима револьвер и застрелила рапортфюрера — известного бандита унтершарфюрера Шиллингера. Ее поступок вдохновил других смелых женщин, и они зааплодировали, а после бросились — с бутылками и другими подобными вещами вместо оружия — на этих бешеных диких зверей — людей в эсэсовской форме.

— писал прошедший концлагерь Залман Градовский в своей книге “В сердцевине ада. Записки, найденные в пепле возле печей Освенцима”.

К этому времени комендант Освенцима полковник Рудольф Хесс уже был на месте. Далее история по архивным документам и воспоминаниям двух оставшихся в живых узников концлагеря (Филипа Мюллера и Ежи Табау) несколько расходятся.

Либо были перекрыты все выходы из здания, а все женщины расстреляны внутри помещения «душевой».

Либо женщин загнали в камеры и пустили газ.

Либо женщин вывели и расстреляли во дворе, а Франческа успела покончить с собой из того же пистолета. По идее, ей должно было хватить патронов.

Согласно воспоминаниям Ежи Табау:

Еще одному эсэсовцу откусили нос, а другому частично содрали кожу на голове. Когда раненых охранников вытащили на улицу, начальник Зондеркоманды приказал срочно запереть раздевалку и через стены расстрелять стихийное восстание. Так и сделали.

Документально подтвержден только факт о 2 убитых со стороны нацистов.

Тот самый отчет

Фельдфебель Шиллингер (кстати, известный садист) умер по дороге в госпиталь в тот же день, Эммерих выжил, но остался калекой. Квакернак был повешен в 1946 году, по решению военного трибунала.

Рудольфа Хесслера — коменданта Освенцима — казнили в 1947 году после Нюрнбергского процесса. На суде он даже подавал протест, «мол, не 3,5 миллиона евреев я отправил на смерть, а всего-то 2,5 миллиона. Ну какая разница, миллион туда, миллион сюда, действительно?».

Виселица для него была поставлена возле крематория прямо в Освенциме. И приговор был приведен в исполнение.

В 2020 году про достойную смерть Франчески Манн хореограф Надя Тимофеева создала балет-рефлексию «Memento», в котором знакомит зрителя с судьбой этой балерины и воздает ей дань памяти через ее стихию —танец.

А закончить мне хочется цитатой Залмана Градовского, которую можно взять в девиз:

“ ..нашлись люди, которые оказали врагу сопротивление: они уже знали, что им больше нечего терять”.

Помните об этом.