Принц, которого пинками будили по ночам

Среди монархов частенько так случается, что отсутствие родителей бывает гарантией счастливого детства чаще, чем их наличие. Так и произошло с Карлом (будущим императором Карлом V) и его сестрами Элеонорой, Изабеллой и Марией, которые после смерти отца Филиппа Красивого и нервного срыва у матери, Хуаны Безумной, остались в Нидерландах фактически сиротами. Весьма счастливыми и довольными жизнью сиротами.

Часть1. Принц, который родился в туалете

у детей даже были игрушки

Филипп внезапно скончался в 1506 году в Испании, когда его сыну Карлу было только шесть лет- и все жители Нидерландов замерли в страхе, так как все еще помнили беспорядки, сопровождавшие смерть его матери Марии Бургундской 20 лет назад, и кровавую схватку за регентство во времена малолетства самого Филиппа. Казалось, история повторяется.

Но в этот раз император Максимилиан, отец Филиппа Красивого, уже держал все под контролем. Улещая регентский совет сладкими речами, он тем не менее полностью узурпировал власть над Нидерландами и своим заместителем поставил дочь — Маргариту Австрийскую.

Которая оказалась для племянников лучшей воспитательницей, которую только можно было себе представить. Дети всегда чувствуют отношение к себе, и дети Филиппа вскоре полюбили Маргариту как мать… и даже намного сильнее.

Когда она уезжала по делам, «они заливались слезами, потому что не увидят свою тетушку и крестную мать- вернее ее можно было назвать их новой матерью».

Они подписывали свои письма — «Ваша скромная племянница и дочь» или «Ваш скромный племянник и сын», и привязанность Карла и сестер к Маргарите легко объяснима — редко, когда ум и воля сочетались в женщине, тем более женщине- правительнице, с таким тактом и доброжелательностью.

Маргарита была королевой деталей, а из деталей частенько складывается общее впечатление. Например, когда Максимилиан захотел сменить исповедника для детей, Маргарита настояла, чтобы 9- летней Элеоноре оставили прежнего — Карлу и младшим сестрам было еще все равно, а вот Элеонора уже понимала, чем плохое поведение отличается от хорошего, и потому ее исповедником должен быть человек, которому девочка привыкла доверять.

В этом — вниманию к людям и деталям, Карл оказался хорошим учеником. В отличии от других наук. Конечно, его учили (Максимилиан особенно настаивал на изучении языков), но, когда учителя слишком уж давили и уверяли, что «Ваш дедушка хотел бы, чтобы вы выучили то или это», ребенок отвечал — «но мой дедушка ведь наверняка не хотел бы, чтобы вы сделали из меня школьного учителя»?

Карл V- ребенок (видение художника 19 века)

И это было правдой. Уважая знание, Максимилиан все же не считал, что ученость — это единственное, что понадобится будущему королю и императору. «Ты должен всю жизнь учиться от всех: и от простых крестьян и солдат, и от аристократов с генералами»- писал Максимилиан внуку.

И именно необходимостью преподавать «уроки жизни», как говорят, связан выбор Максимилианом воспитателей для Карла.

А ими стали: Луис Кабеза де Вака (испанский гуманист), Мишель де Пави- ректор Парижского университета и учитель таких людей как Эразм, например. Но главным был Адриан Буйенс(Адриан Утрехтский)- сын плотника- корабельщика, и ведущий теолог Лувенского университета, а также будущий Папа Римский. Его, как говорят, Максимилиан и выбрал за мудрость и умение в доступной форме поговорить с воспитанником «за жизнь».

«Ему я обязан теми немногими обрывками образования и хороших манер, что имею» — говорил про Адриана сам Карл.

Будущий император, повзрослев, всегда очень сожалел о своей лености в детстве. Но тогда из всех книг его интересовали только рыцарские романы, а из всех занятий, только музыка и верховая езда. И еще оружие.

По этому поводу сохранилась забавная история про Карла и художника Лукаса Кранаха об их встрече в 1547 году. Увидев мастера, император припомнил:

«-В моих аппартаментах в Мехелене есть портрет, что Вы написали, когда я был ребенком. Пожалуйста, расскажите, каким я был тогда?

-Вашему Величеству было тогда восемь лет, и император Максимилиан привел Вас за руку. Когда я захотел написать Ваш портрет, Ваш воспитатель, который знал, чтоВы непоседливы как и другие мальчики этого возраста, нашел лук изумительной работы и повесил на стену. Вы не отводили от него глаз, и так я сумел закончить портрет»

Кранах и взрослого Карла изображал

Но как же из ленивого и непоседливого ребенка получился правитель-трудоголик, ценивший долг и честь превыше всего? Что это за чудеса педагогики?

Знакомьтесь: Гийом де Крой, сеньор де Шьевр(также известный как «Козел»)- гувернер и воспитатель принца.

Гийом де Крой

Шьевр не любил миндальничать. Однажды французский посол даже спросил- уж не слишком ли он строг со своим подопечным?

Шьевр ответил так: «Кузен! Когда я умру, я хочу, чтобы он был натренирован и понимал, что такое работа».

А как мы знаем из известного фильма — работенка у правителей нервная и рабочий день у царей не нормированный. В случае маленького Карла это даже не было шуткой. Ни разу ему не разрешили пропустить заседания государственного совета, где принцу было поручено исполнять роль секретаря.

«По правде говоря, покуда он был жив, мсье де Шьевр полностью управлял мной» — Карл V

Но это еще цветочки. Так как Шьевр спал в покоях принца, у него были и другие способы покуражиться. В частности, при дворе был заведен следующий порядок документооборота: если даже ночью приезжал курьер с депешей, ее тут же приносили в покои, и Шьевр пинками будил принца, заставлял читать эти бумаги — и тут же, не мешкая и не дожидаясь утра, выдавать какую- то резолюцию на полях.

Не удивительно, что редкие визиты дедушки-императора становились для внуков настоящим праздником и долгожданными каникулами. Максимилиан разрешал не посещать заседания государственного совета, подкидывал карманных денег для карточных ставок, брал с собой на охоту и рыбалку, и охотно плясал с внуками на балах.

В целом — по словам венецианского посланника Квирини Карл «рос счастливым ребенком». Детство закончилось, когда наше у герою стукнуло 15 лет — и его признали совершеннолетним.

О своих воспитателях Карл всегда вспоминал с уважением и любовью. Однако с высоты прожитых лет он видел и ошибки. По крайней мере своему сыну Филиппу он советовал ни в коем случае не давать повода считать себя ведомым — каким бы знающим и порядочным не казался советник. Иногда для завоевания авторитета полезно не слушать даже хороших советов- и поступать по-своему.

Кардинал хороший человек, и во всех серьезных вопросах ты можешь полагаться на его честность. Но прошу тебя, не попадай полностью под его влияние, иначе люди, видя твою молодость, скажут, что ты не более чем марионетка в его руках. — Карл сыну Филиппу.