Принц, который родился в туалете

Редко какая великая история начиналась так непрезентабельно. Не в порфирном зале, не на пуховых перинах…

Твое лицо, когда ты ОПЯТЬ выслушиваешь про странные обстоятельства твоего появления на свет ( Карл V в фильме «Лютер»)

Сыну Филиппа Красивого и Хуаны Безумной предстояло стать великим правителем, и все знали об этом еще до его рождения. Поэтому-то родители и приехали в бельгийский Гент — рождение наследника считалось великой честью для города, в котором это произошло, и таким образом Филипп планировал умиротворить и улестить непокорных бюргеров Гента, которые в свое время доставили массу хлопот его династии. (И доставят еще больше)

филипп I Абьюзер и Хуана Безумная

В испанском сериале «Изабелла» бургундский герцог Филипп Красивый изображен каким- то легкомысленным монстром — вытащив беременную супругу в Гент, он, казалось, совсем забыл о ней, днями и ночами танцуя на балах в окружении разбитных фрейлин. Так что бедняга Хуана рожает в туалете одна… просто потому, что никого не оказалось рядом — все слуги убежали на бал, смотреть на герцога и фрейлин.

В реальности, конечно, Филипп, как бы он не относился к Хуане, не мог не позаботиться о будущем своей династии, осталась запись, что незадолго до родов он отправляет курьера в монастырь и призывает «не щадить ни людей, ни лошадей», чтобы доставить в Гент великую реликвию -«кольцо Девы Марии», которое помогало женщинам в родах. Вот кольцо якобы и сыграло свою роль и помогло, даже слишком — Хуана родила неприлично быстро, практически окотилась, как кошка. Она тоже весело плясала на пресловутом балу, но вдруг почувствовала, что ВОТ ОНО… и едва успела добежать до ближайшей уборной. Придворные даже не успели очухаться, как им предъявили орущего наследника. Это случилось 24 февраля 1500 года, в день Святого Матвея. День, который стал особенно счастливым для Карла V.

от дворца, где родился Карл, ничего не осталось — но памятник установлен примерно в том месте

«Богатые и бедные кричали «Австрия» и «Бургундия» по всему городу на протяжении трех часов. Все бегали и поздравляли друг друга с хорошими новостями, что родился принц мира»

Принцем миролюбия Карла V, конечно, трудно было назвать, а вот владыкой мира, властителем империи, над которой не заходило солнце — это да. Потому что в наследство ему должно было достаться 27 корон — от бабушки Марии Бургундской Нидерланды, от дедушки Максимилиана — Австрия и потенциально корона Священной Римской империи, от бабушки Изабеллы -Кастилия и ее заокеанские колонии, от Фердинанда -Арагон и Неаполь.

Счастливый и гордый отец, Филипп Красивый повелел устроить по всем Нидерландам «процессии, фейерверки и игры», и в письмах умолял поторопиться сестру Маргариту, которая как раз возвращалась из Испании. Приехав, Маргарита высказала желание, чтобы младенца назвали Максимилианом в честь их с Филиппом отца, но тот настоял на Карле — в честь Карла Смелого.

Хуана Безумная, Маргарита Австрийская, Маргарита Йоркская и Филипп Красивый посвящают Карла V в рыцари Ордена Золотого руна

Герцогская чета задержалась в Генте до крестин, которые в отличии от смешных и неприличных обстоятельств рождения принца, были организованы со всей пышностью и бургундским церемониалом.

У маленького Карла нашлось аж четыре крестных родителя — Маргарита Йоркская, престарелая вдова его прадедушки Карла Смелого, Маргарита Австрийская — его тетка, и двое нидерландских магнатов — Шарль де Крой и Жан де Глиме.

Через месяц герцоги и свита все же покинули гостеприимный Гент и вернулись в свой дворец в Брюсселе. Маленький Карл подселился в покои своей старшей сестры, полуторогодовалой Элеоноры. Единственным новым человеком среди слуг оказалась Барб Сервельс, кормилица. С ней будущий Карл всю жизнь поддерживал дружеские отношения, сам стал крестным отцом ее сына, помогал с карьерой и ему, и другим молочным братьям, и, когда Барб умерла, похоронил ее в кафедральном соборе Брюсселя.

В отличии от уютного детского мирка, где владычили две Маргариты — Йорская и Австрийская, мир их родителей оставался для маленьких Карла и Элеоноры чужим и враждебным.

Карл, Элеонора и их сестра Изабелла

Не секрет, что брак Филиппа и Хуаны был бурным — и это мягко говоря. И если Филипп Красивый с удовольствием проводил время с детьми, Хуана Безумная в детских покоях считалась редким гостем. Особенно все ухудшилось после поездки Филиппа и Хуаны в Испанию — где все наследники скончались один за другим, и Изабелла с Фердинандом не без ужаса, но все же вынуждены были оставить все Безумной дочери и ее мужу сомнительных моральных качеств и лояльности.

В Испании у Хуаны случился нервный срыв, и в Брюссель она вернулась еще более неадекватной, чем раньше. Филипп попытался примириться с женой, используя детей. Но надавить на материнские чувства Хуаны не получилось, из- за полного отсутствия оных.

в сериале попытка Маргариты Австрийской пробудить в Хуане материнский инстинкт закончилась нападением на мелкого. Хуана ревновала Филиппа Красивого даже к детям

Он приказал привезти детей, «думая, что она поговорит с ними. Но ей их компания, кажется, не слишком понравилась».

Так писал посол королевы Изабеллы Фуэнсалида. Который также рассказывает о том, что герцог запирал жену в ее комнатах, а та устраивала голодовки и нападала на слуг с железной кочергой. В-общем, наверно можно сказать, что детям повезло, что такая мать не обращала на них внимания.

Продолжение следует.

Как наверно поняли уже многие читатели, это первая из серии статей про Карла V… как будто их мало на этом канале))). А так как история Карла V поистине необъятна, просто моргните, когда Карлундий вам надоест.

замечательный Карл в исполнении Смоктуновского в «Легенде о Тиле»

PS. По иронии судьбы отношения «Шарля из Гента» с самим Гентом были и оставились напряженными. В 1540 году Гент взбунтовался и отправил послов к королю Франциску с предложением отдаться в французские руки. На их беду, именно в тот момент Франциск примирился с Карлом, и вовсе не горел потворствовать сепаратистским настроениям у подданных соседа. Поэтому он пропустил Карла с армией проехать из Испании в Нидерланды и подавить бунт. Что и было сделано — быстро и безжалостно. Зачинщики были казнены, городские укрепления срыты и разобраны для создания королевской крепости, а знатные горожане должны были ползти к Карлу с веревками на шее и молить о пощаде.

в Легенде о Тиле горожане согрешили не так сильно- но наказание было такое же!

Потом Роланд, прекрасный колокол, обратил на себя его внимание; и он приказал повесить на его языке того, кто забил в набат, призывая город к защите своих прав. Он не сжалился над Роландом, языком своей матери, над языком, взывавшим к Фландрии, над Роландом, гордым колоколом, который сам о себе говорил:

Als men my slaet dan is’t brandt
Als men my luyt dan is’t storm in Vlaenderlandt.
Слышен гулкий удар —
значит вспыхнул пожар.
Мой набат начинает бить —
во Фландрии буре быть.

И, найдя, что язык его матери говорит слишком громко, Карл снял колокол. И люди в округе говорили, что Гент умер потому, что сын его железными клещами вырвал у города язык. -Тиль Уленшпигель.

Веревочное шествие празднуется в Генте и почти 500 лет спустя

Учитывая, как взрослый Карл потом обошелся с родной матерью — Хуаной, в принципе участь Гента не так уж и ужасна.