Растоптанная красота царевны Ксении — дочери Годунова

Ее жизнь должна была быть наполнена светом и счастьем, но судьба уготовила ей участь, самую печальную и обидную из всех возможных.

В светлом тереме боярина Годунова родилась дочь Ксения. Она росла ребенком здоровым, веселым и ласковым. Любимица отца, подраставшая девочка, обещала стать редкой красавицей.

кадр из сериала «Годунов»

Когда Борис Годунов был избран царем, дети его стали носить титул царевича и царевны. Ксения росла в любви и почитании. Она училась вместе с братом и познавала науки наравне, иностранные учителя отмечали старание и таланты девушки.

« …зелною красотою лепа, бела велми, ягодами румяна, червлена губами, очи имея черны великы, светлостию блистаяся; когда же в жалобе слезы изо очию испущаше, тогда наипаче светлостию блистаху зелною; бровми союзна, телом изобилна, млечною белостию облиянна; возрастом ни высока ни ниска; власы имея черны, велики, аки трубы, по плещам лежаху.» — так описывали царевну Ксению поэты ее времени.

Она и сама была стихотворицей, складывала песни и сонеты.

Царь Борис не просто так обучал дочь наукам, писанию и языкам. Он рассчитывал обручить ее с иностранным принцем, желая обеспечить Ксении блестящую партию и поднять престиж Московского царства в Европе.

«Годунов показывает своей дочери Ксении портрет жениха…» , худ. С. Грибков, 1876г.

В женихах отказа не было. Приехал в Москву сын шведского короля Густав. При дворе его встретили и обласкали, но только жених оказался ветреным и легкомысленным. Королевич привез с собой давнюю возлюбленную и предавался удовольствиям без меры. Годунов не пожелал отдать дочь такому человеку, но и выгонять с позором не стал. Выделил ему содержание и отослал в Углич.

Другой жених был из Габсбургов. Брат Рудольфа II Максимилиан был очарован идеей жениться на заморской княжне, но переговоры зашли в тупик, ведь у царя было условие: царевна с мужем должны жить на земле русской.

С австрийским женихом не сладили, потому что нельзя было согласиться, чтобы царевна Ксения меняла веру.

И только четвертый жених всем был хорош. Герцог Иоанн Шлезвиг-Гольштейнский был согласен поселиться в родном отечестве жены и не настаивал, чтобы она меняла веру, был красив и приятен в общении, да и никаких особых грехов за ним не числилось. Прибыв в Москву, герцог очаровал царя и понравился Ксении, наблюдавшей за ним на пиру, сквозь резное окошко. Да только вот через несколько месяцев красавец-жених внезапно заболел и скоропостижно скончался.

«Девушка в кокошнике», худ. К. Маковский

Царевна Ксения была безутешна. Она успела влюбиться в герцога, с которым ни разу не встречалась лично (жениху нельзя было видеть невесту до свадьбы), но за которым наблюдала сквозь резное окно и кем восхищалась. Она уже видела, представляла свое счастливое будущее и семейную жизнь и тяжело восприняла этот удар.

Начались поиски нового жениха, но вскоре царь Борис Годунов захворал и иностранные государи не спешили сватать своих женихов за дочь династии, которая неизвестно, удержится ли на престоле.

Агенты Дмитрия Самозванца убивают сына Бориса Годунова, худ. К. Маковский, 1862 г.

Смерть отца стала для Ксении крушением всех надежд. Ее брат Федор стал новым царем, но очень скоро был убит, на глазах у сестры. Мать Ксении задушили, а ее саму по приказу самозванца, называющего себя сыном царя Ивана Грозного, Дмитрием, взяли в плен.

Лжедмитрий желал воочию насладиться красотой дочери царя Бориса. Была и еще причина, почему царевну уберегли от смерти – если бы Москва не приняла иностранную царицу Марину Мнишек, Ксения Годунова стала бы хорошей заменой. Она сохранила жизнь, но какой позор и боль предстояло ей пережить….

Представление Ксении Годуновой Дмитрию Самозванцу, худ. Н. Неврев, 1883г.

Самозванец открыто поселил царевну в своих покоях. Все знали, что Ксения при нем в роли наложницы, но никто не смел пойти против воли иностранного ставленника. Горька доля девицы, за которую некому заступиться.

И только когда пришло время Лжедмитрию встречать в Москве свою невесту Марину Мнишек, Ксению отослали в монастырь и против воли постригли в монахини. Молва о красоте русской царевны дошла и до Польши, а гордая Марина не желала видеть соперницу.

«Против воли постриженная», худ. Н. Матвеев, 1887 г.

Ксению готовили для счастья и радости, а впереди были только испытания и горечь утраты. На ее глазах убили мать и брата, а будущее ее отнял бессовестный самозванец. Темная келья и послушание, вот что ждало прекрасную молодую царевну.

Смутное время настало на Руси. Лжедмитрия свергли и убили, но пришел новый самозванец. Царевна Ксения, в монашестве инокиня Ольга, долгие годы скиталась по монастырям, жила в Троице-Сергиевой Лавре и в Троице оказалась в осаде во время польского нашествия.

После воцарения первого царя из династии Романовых, Ксения обосновалась в Новодевичьем монастыре. Ее утешением в эти годы затворничества были молитвы и вышивание. До сих пор покрова, вышитые царевной, считаются примером искусства русских вышивальщиц начала XVII века. И даже в самые темные времена она продолжала слагать стихи.

Царевна Ксения в плену

Английский посол записал одну из песней, сочиненных царевной монашестве:

Сплачетца мала птичка,
белая пелепелка:
«Ох-те мне молоды горевати!
Хотят сырой дуб зажигати,
мое гнездышко разорити,
мои малыи дети побитии,
меня пелепелку поимати».
Сплачетца на Москве царевна:
«Ох-те мне молоды горевати,
что едет к Москве изменникъ,
ино Гриша Отрепьев рострига,
что хочет меня полонити,
а полонив меня, хочет постритчи,
чернеческой чин наложити!
Ино мне постритчися не хочетъ,
чернеческого чину здержати,
отворити будет темна келья,
на добрых молотцов посмотрити.
Ино, ох, милыи наши переходы!
А кому будетъ по вас да ходити,
после царского нашего житья
и после Бориса Годунова?
Ахе, милыи наши теремы!
А кому будетъ в вас да седети
После царского нашего житья
и после Бориса Годунова?»

Эту песню называют «Плач царевны». Горько должно быть нежной красавице, потерявшей всех, кого она любила, лишившейся малейшей надежды на счастье. Кому нужна ее красота в темной монашеской келье, растоптали ее молодость.

кадр из сериала «Годунов»

Дожив до сорока лет, монахиня Ольга, бывшая царевна Ксения, дочь царя Бориса Годунова, скончалась от болезни. Ее похоронили в Троице-Сергиевой Лавре рядом с отцом, матерью и братом.

Осталась только легенда о прекрасной царевне, опозоренной и лишенной будущего.