Удивительное племя Матсес — воинственные ботаники, которые сомневаются во всем

На границе Перу и Бразилии, в бассейне Амазонки живет воистину удивительный народ, с уникальным языком, очень рациональным и справедливым социальным устройством и обширными знаниями. Кроме того они так и не починились никаким пришельцам, а местные и вообще их как огня боятся. Достаточно сказать, что вплоть до 1969 года этот народ был в состоянии войны и с Перу и с Бразилией.

Матсес (иногда их еще называют Майоруна) народ довольно замкнутый и можно сказать националистичный. Например, когда в 2017 году, по инициативе совета старейшин Матсес, была издана энциклопедия лекарственных растений Амазонии, в которой 1044 стр. и более 800 статей, то она целенаправленно была опубликована только на языке Матсес и запрещена к переводу. А в конце есть интересная фраза

Эта книга не для тех, кто не является матсес. Не позволяйте некоренным видеть ее.-

А ведь жаль. Матсес всегда считались лучшими «ботаниками»

Амазонии и накопили очень большой объем знаний. Такой вот своеобразный национализм.

Да и вообще, вплоть до сегодняшнего дня, большая часть этого народа относится к «неконтактным». То есть они не желают ни с кем посторонним общаться и видеть их на своей земле. Ну география им вполне это позволяет, а соваться на свою территорию любителей всяких вкусностей ,типа каучука и какао ,они уже давно отучили.

Их , конечно, немного — около 3 тысяч. Хотя надо сказать, что по меркам Амазонии это все таки немало, большинство местных народов и до 1000 не дотягивают.

И всю свою историю они воюют. С окружающими их местными народами, а с приходом европейцев и с ними. Кстати, Матсес так и не пустили колонизаторов на свои земли и никакие военные мероприятия к успеху не привели.

Только в 1969 году был установлен относительный мир и удалось это миссионерам из католической миссии. Кстати именно они и создали алфавит для языка Матсес сумели понять какими обширными знаниями обладает этот народ.

Однако главного для любых религиозных миссий им достичь не удалось. Матсес как были агностиками, так и остались. У этих людей ведь и своих верований никаких нет, не говоря уж о всяких жрецах и шаманах. Им их удивительный язык не позволяет верить.

Сомнение во всем

Это удивительный язык. Однако не в том смысле, что он уникален и не связан с другими. Вовсе нет, язык Матсес относится к довольно таки крупной пано-таканской языковой семье.

Однако некоторые особенности , которые все таки делают этот язык уникальным.

В этом наречии отсутствуют грамматические формы, которые позволяли бы говорить об отсутствующих на данный момент вещах с полной достоверностью. То есть если у индейца Матсес спросить, например, сколько у него в хижине кукурузы, то он ответит что-то вроде: » Когда я последний раз там был то было 5 початков». Даже если он там был пять минут назад и все пересчитал. И он не может ответить по другому, отсутствуют необходимые для этого грамматические формы. Об отсутствующем здесь и сейчас невозможно говорить с полной достоверностью.

Но есть и другая сторона — точно так же невозможно утверждать и ложность чего-либо. В языке Матсес нет способа сообщить, что некая информация является слухом, домыслом, фейком или мифом. Такую информацию Матсес передают или как цитату или как неподтвержденную на сегодня информацию.

То есть может было , а может и нет, так как ни то ни другое сейчас и здесь доказать невозможно. И так во всем. Ну и какие религии, жрецы, шаманы или священники могут быть при таком языке и соответственно мышлении.

Вот представьте себе, что кто-то рассказывает им о распятии Христа. Нет, Матсес не скажут, что это ложь. Все может быть, а какие есть доказательства здесь и сейчас. Ну полный, доведенный до предела агностицизм. Матсес не умеют просто верить, язык, а значит и тип мышления, не позволяет. Кстати, именно поэтому можно доверять их энциклопедии лекарственных растений, она ведь на языке Матсес.

Наверное, именно такой тип мышления в котором нет места вере и чему-то иррациональному привел у Матсес к удивительно практичному и , наверное, справедливому социальному устройству.

Люди — кошки

Так их прозвали соседние племена ( иногда говорят «люди-ягуары»). Связано это прозвище с женскими украшениями в виде усов ягуара ( да, да, именно женскими).

Но не только. Матсес делятся на две фратрии и одна из них как раз фратрия ягуара (тсасибо), а другая фратрия червя (макумбо). Тсасибо это воинственные охотники и воины, а Макумбо — миролюбивые земледельцы и собиратели.

Казалось бы все очевидно. Если исходить из исторических аналогий то «ягуары» должны доминировать, а «черви» подчиняться. Так было всегда и везде, например, дворяне и крестьяне. Везде, но только не у Матсес.

Дело в том, что фратрии абсолютно равноправны, а деление происходит на основе профессиональной деятельности. Индейцы считают, что каждый должен заниматься тем, что у него лучше получается, а тех у кого не плохо выходит лучше не допускать.

Ну ,например , они считают, что если мужчина — тсасибо начнет собирать вредоносных гусениц с побегов маиса, то гусеницы только разозлятся, размножатся и совсем сожрут весь урожай, а если макумбо пойдет на охоту, то все окрестные хищники соберутся, чтобы его сожрать.

То есть деление основывается психологической предрасположенности человека к определенной деятельности. Да, да, именно так. Фратрии ведь абсолютно открыты, браки всегда заключаются между фратриями и хотя ребенок носит татуировки фратрии отца, повзрослев он имеет полное право выбирать к какой примкнуть. Тем более , что если мать этого ребенка имела отношения с мужчинами из обоих фратрий ( у них очень вольные нравы), то ребенок имеет право носить оба вида татуировок.

Такая вот практическая психология на которой основано социальное устройство. Это, наверное, мудро, когда человеку дают возможность выбирать род занятий исходя из личных способностей и предпочтений, причем без всякой потери в социальном статусе. Обе фратрии на самом деле абсолютно равноправны.

Ну и напоследок обязательно нужно сказать об их отношении к женщинам. Удивительно уважительное, даже существует целый ряд наказаний за неуважение, оскорбление или нанесенную обиду женщине. Причем неважно местной или чужой.

Вот такие вот воины, правдолюбцы и агностики, которые не очень желают общаться и смешиваться с окружающим миром.