В музее США стоят два стеклянных стакана, создание которых эксперты считают невозможным. Что в них такого удивительного?

Существует повсеместно распространённое убеждение, что родоначальниками стеклодувного дела считаются уроженцы Италии (что оспаривается греками и французами). Американцы в силу особенностей развития государства не претендуют на пальму первенства по части истории, но стараются дать понять, что они перехватили эту пальму, усовершенствовали технологию и сейчас в этом отношении делают весь мир как младенцев. Про нашу страну в контексте стекольного дела не говорят, а то и замалчивают – по причине ли отсутствия знаменитых мастеров с мировым именем. Да и само по себе ремесло у нас поздновато появилось (хотя на самом деле это не так).

Вместе с тем, в самом большом музее стеклянных изделий, Corning glass museum в американском Нью-Йорке, в состав российской части экспозиции входит пара непритязательных с виду стаканчиков. Они редко удостаиваются внимания непрофессиональной публики, но неизменно приводят в восторг специалистов от отрасли, ведь оба эти стакана длительное время были тайной за семью печатями.

Автор, создавший оба – простой крепостной Сашка Вершинин – пользуется репутацией реально бытовавшего Левши и Кулибина от отечественного стеклодувного мастерства. Он служил на Бахметьевской стекольной фабрике и делал для царских дворцов красивые сервизы, за которые даже однажды получил от правителя Российской империи именной подарок – часы с подарочной гравировкой. Но сейчас не про то.

Вернёмся к стаканам. Что с ними не так? Чем они выделяются из бесчисленного множества аналогичных изделий?

Всё просто. Дело в том, что работал Вершинин над ними один, и до сих пор ни одному умельцу не удалось воспроизвести или повторить вышедшие из его рук вещи.

Считалось, что его стаканы – тонкая роспись внутри массы стекла. Но когда один из них по недосмотру был разбит, хранители музея провели экспертизу осколков и донельзя удивились. Выяснилось, что речь идёт не о росписи, а о созданной из различных материалов природного происхождения композиции. Человеческие фигурки расписаны краской, а всё прочее – деревья, трава, домики – сделано из мха, щепок, подлинной травы, соломы и других материалов естественного происхождения.

Получается, крепостной мастер взял гранёный стакан, сделал копию внутренней стенки из тонкого стекла, а между ними поместил свои картинки, разместив их столь искусно, что ни один, даже самый острый человеческий глаз не смог различить прослойки воздуха между слоями.

Длительное время не было и ответа на другой вопрос: как наружный и внутренний слои соединялись друг с другом? Высказывались различные предположения, одно другого удивительнее.

Одни утверждали, что речь шла о пайке остывшего стекла горячим, но в этом случае перепад температур неизбежно вызвал бы раскалывание готовой продукции.
Следы клеевых составов найти также не удалось.
Один американец из Беркли даже предположил, что для сварки применяли воспламенение фосфора: в этом случае края прогрелись бы более или менее равномерно, что позволило бы избежать раскалывания и появления трещин. Но где, в таком случае, следы копоти и почему не прогорели заложенные между слоями материалы? Но ни закопчённых стенок, ни обгоревших щепок внутри не нашли.

Разгадать секрет стаканов Вершинина позволил его величество случай. Однажды в реставрационную мастерскую поступил точно такой же стакан, как те, что в экспозиции, но с небольшим сколом на ободе. Тут-то и выяснилось, что для соединения наружного и внутреннего стаканов была применена специализированная мастика на основе фотополимера, превращавшаяся в кристаллы под воздействием света солнца. По факту простой и даже неграмотный раб, человек, который не имел возможности распоряжаться своей собственной персоной, смог за полтора столетия до наших современников изобрести прототип ультрафиолетового клея на основе мет-акрилата.

То, что стаканы уже более века хранятся в музее, делает мистификации невозможными. Но ещё более невозможно то, что даже самый внимательный человек не может обнаружить следов склейки: со стороны стаканы выглядят литыми, без малейших дефектов, щелей, пузырей воздуха.