Весёлая юность Екатерины Говард

«Они тайком пробирались к нам в комнату. Как весело нам было!» – с тоской вспоминала юная королева. Екатерине Говард было всего пятнадцать лет и так хотелось веселиться, танцевать и флиртовать с молодыми красивыми кавалерами.

Но дядюшка герцог объяснил, что нужно улыбаться только королю Генриху VIII, говорить с ним ласково и смеяться над каждой шуткой, даже если она не смешная.

кадр из фильма «Шесть жен Генриха Восьмого»

Теперь у нее было все, о чем только мечтала девушка, никогда раньше и настоящего шелкового платья не носившая. Красивые наряды, сколько угодно нижних юбок, сорочки, вышитые золотом, шкатулки с драгоценностями, меха, множество слуг, готовых выполнить любое приказание. Только вот самой ей приходилось каждый день и каждую ночь улыбаться лишь одному человеку, старому, толстому королю, пожелавшему жениться на девочке, на тридцать лет моложе.

кадр из фильма «Шесть жен Генриха Восьмого»

Ах, как весело было в доме у бабушки… Вдовствующая герцогиня Норфолк принимала к себе на воспитание девушек и юношей из знатных, но бедных семей. Такой была и семья Екатерины. Мало, что Говарды, да только без гроша в кармане. Отец будущей королевы был младшим братом всесильного Томаса Говарда, герцога Норфолка, да только ничего путного не достиг, денег не хватало даже нанять малютке дочери учителей. А когда мать Екатерины умерла, девочку отправили к Агнесс Говард, вдовствующей герцогине Норфолк.

Герцогиня Агнесс Говард многое повидала на своем веку. Он служила королеве Елизавете Йоркской, сопровождала принцессу Маргарет Тюдор в Шотландию, где девочку выдавали замуж за короля Якова Стюарта, похоронила мужа и наблюдала, как возвышается при молодом короле Генрихе VIII ее пасынок Томас Говард. Уже не молодая вдова, она присутствовала на коронации, а потом и на казни Анны Болейн. А после этого решила покинуть двор и поселиться в своем поместье, помогая молодым людям, чьи семьи им помочь не в состоянии.

К своим воспитанникам герцогиня никогда не бывала строга. Ей нравилось, как они заполняют дом своим смехом и весельем, как играют в прятки в саду и весело щебечут. Это был веселый дом. Только вот порядка в нем не было.

кадр из сериала «Тюдоры»

Всех воспитанников герцогини учили писать, читать, разбираться в ведении домашнего хозяйства, играть на музыкальных инструментах, немного латыни, но главное – танцы, этикет, манеры. Девочек готовили к тому, чтобы выйти замуж за достойного человека и стать хорошими женами, а уж если им лень было научиться читать, никто не заставлял.

Когда уроки заканчивались, девушки и юноши были предоставлены сами себе. Попробуй, уследи за сотней молодых и резвых девиц и кавалеров. Особенно дерзкие воровали у служанок ключи от комнат или договаривались, чтобы те не закрывали двери общих спален. Тогда в комнатках устраивали настоящие пирушки. Юные джентльмены приносили сладости и вино, а девушки охотно танцевали с ними, когда никто не смотрит, смеялись, и ничего не стеснялись.

предполагаемый портрет Екатерины Говард

Это был веселый дом. И Екатерина Говард выросла в атмосфере этого всеобщего веселья и привыкла не задумываться о завтрашнем дне. Она юна, очаровательна и очень грациозна, и за ней уже ухаживают сразу два юноши. О чем еще можно мечтать! Только вот, как здорово было бы иметь красивое платье и чепчик и ленты…

Слуги в доме, конечно же, знали, как весело живут тут воспитанницы герцогини, ведь сколько раз они заставали целующиеся парочки в самых темных уголках коридоров, сколько раз докладывали госпоже Норфолк, как беспечно ведут себя ее подопечные. Добрая Агнесс журила тех, кого ловили с поличным, но никогда долго не сердилась. Подумаешь, дело молодое. О том, что ее собственная внучка Екатерина принимает участие в ночных вечеринках и целуется в часовне с учителем музыки Генри Мэноксом, она предпочитала не знать.

А когда в доме герцогини появился Френсис Дерем и стал обращать внимание на молоденькую внучку, старушка и вовсе обрадовалась. Пусть и не богат, но Френсис дворянин, к тому же хорош собой, у него есть голова на плечах, как что может быть для Кэтрин даже удача выйти за него замуж.

кадр из сериала «Тюдоры»

Сама Екатерина так не считала. Ей нравилось, флиртовать и принимать знаки внимания, получать любовные записки и все такое. Но замуж она за Дерема выходить пока не собиралась, да и зачем, ведь ей всего пятнадцать лет. А там все как-нибудь само устроится. Пока что пусть в шутку называет своей женой, пусть дарит подарки.

А потом веселье закончилось. Дядюшка-герцог Томас Говард во время одного из визитов к вдовствующей герцогине, обратил внимание на красивую и веселую племянницу. Ей быстро сшили нарядное платье и привезли ко двору, сделав фрейлиной новой королевы Анны Клевской, уже четвертой жены короля Генриха VIII.

Генрих VIII и Екатерина Говард

Никакого веселья при дворе не было, только старики, да скучные обязанности. Иногда король просил Екатерину сыграть на лютне или спеть и всегда громко хлопал в ладоши, в потом подходил и целовал в щечку, да совал мешочек с каким-нибудь украшением. Вот и вся радость для юной фрейлины.

кадр из сериала «Тюдоры»

Правда был при дворе один молодой человек, Томас Калпепер. По правде говоря, Екатерине он приходился далекой родней по матери. Вот с ним ей было по настоящему весело и легко.

Но когда дядюшка Говард объявил, что король разводится с Анной Клевской, чтобы жениться на ней, на маленькой Кэтрин, стало совсем не весело.

кадр из фильма «Шесть жен Генриха Восьмого»

«Ах, как же веселились мы в доме у тетушки!» — вспоминала Екатерина Говард, глядя сквозь мутное окно с решеткой. «Как хорошо мы прятались от гувернанток и горничных, как ловко воровали у них ключи от спальни. Как же жаль, что в королевском дворце у нас с Томасом так ловко не получилось…».

кадр из фильма «Шесть жен Генриха Восьмого»

Пятую супругу Генриха VIII обвинили в измене и казнили. Как и Генри Мэнокса и Френсиса Дерема и Томаса Калпепера.

«Но ведь если она была не верна ему до свадьбы, как же он может казнить Екатерину!» — вопрошала вдовствующая герцогиня Норфолк – «Ведь это было до!». Она так и не поверила, что внучка была так легкомысленна, чтобы завести роман уже будучи королевой Англии.

Агнесс Говард, вдовствующей герцогине Норфолк, не был вынесен смертный приговор за преступления внучки, но ее лишили имущества и свободы.

«Ах, как же весело было…» — вспоминала герцогиня в свои последние дни. «Почему же я их не остановила!»