«Война против СССР будет выиграна в течение ещё 14-ти дней»- после каких событий немецкий генерал Гальдер сказал это фюреру?

Дневник Начальника Генерального штаба сухопутных войск Германии Франца Гальдера – ценный источник по истории Второй мировой войны. Генерал-полковник начал вести подробные ежедневные записи в 1939 году и продолжал делать их до 24 сентября 1942 года.

В 50-60-х годах его «Военный дневник» был издан трёхтомником в ряде стран мира, в том числе и в СССР (правда, у нас с ним очень плотно поработала цензура).

Одна из самых цитируемых записей из дневника Гальдера – это сделанное на двенадцатый день войны его самонадеянное заявление о том, что «кампания против России будет выиграна в течение ещё 14-ти дней».

Такой вывод глава Генштаба сделал на основании представления о том, что главные силы Красной Армии уже разгромлены, и восточнее вермахт может встретить лишь разрозненное сопротивление отдельных групп советских войск. Германскому наступлению оно помешать уже не сможет. О том, почему немецкий генерал так решил, я и расскажу в сегодняшней статье.


Тот самый дневник Гальдера. Фото в свободном доступе.

Разумеется, этот вывод Гальдер не только записал в личный дневник, но и изложил фюреру. Гитлер 4 июля с удовольствием повторил за Гальдером (правда перефразировал и приукрасил):

«Войну противник практически проиграл. Мы разгромили военно-воздушные и танковые силы русских в самом начале. Восстановить их они уже не смогут».

Какие события позволили Гальдеру сделать такой смелый вывод?

Разуметься, что ни Гальдер, ни Гитлер дураками не были. На пустом месте таких выводов они бы делать не стали. Но для РККА ситуация на тот момент была действительно критической. Что же позволило Гальдеру сделать такое высказывание?

За первый же день войны советские ВВС потеряли 1200 самолетов, 900 из которых были уничтожены прямо на аэродромах.
В районе Дубно – Луцк – Броды 25-30 июня произошло одно из крупнейших танковых сражений в истории человечества. Советское командование бросило в контрнаступление 5 механизированных корпусов и 1 танковую дивизию. В этом сражении советская сторона безвозвратно потеряла огромное количество танков – 2648 (по официальным советским данным).

К 29 июня советские войска, находившиеся в западных регионах страны – в Прибалтике, Белоруссии, на Украине были разгромлены и расчленены на несколько котлов окружения.

К 3 июля стремительно наступавшие немецкие войска захватили обширные промышленные районы в западных регионах Советского Союза. Германское командование не могло себе представить, что руководство СССР сможет в кратчайшие сроки воссоздать промышленность на востоке страны, в Уральском регионе.

Гальдер – крайний слева. Фото в свободном доступе.

Шел двенадцатый день войны…

Сделавший такой уверенный прогноз Франц Гальдер вовсе не был восторженным мечтателем или фанатиком. В других записях своего дневника (и до, и после 3 июля) он отдавал должное и индустриальной мощи Советского Союза, и его огромным человеческим ресурсам. Брал он в расчёт и исключительную протяжённость территорий СССР, и, не в последнюю очередь, ожесточённое сопротивление Красной Армии.

Откуда тогда взялась такая уверенность гитлеровского генерала в том, что Россия будет окончательно повержена через 14 дней?

Она происходила из опыта «молниеносных войн» на Западе, каждая из которых была войной армий, а не войной народа. Нигде в европейских странах она не стала Отечественной Войной.

Эта уверенность происходила также из недопонимания народа и страны, против которых гитлеровская Германия развязала большую войну. Гальдер не знал и, соответственно, достоверно не понимал сущность русских людей, которые всегда объединяются и забывают все разногласия при угрозе внешнего врага. Этого единства не было и не могло быть в буржуазных странах Европы, да и немцы там себя вели иначе. А именно это единство породило упорное сопротивление агрессору, массовый советский патриотизм и героизм.


Масштабы разгрома Красной Армии, огромное количество пленных создавали иллюзию о скорой победе вермахта в СССР. Фото в свободном доступе.

Гальдер на страницах дневника уже «забрал у противника его важнейшие промышленные районы». А на самом деле фабрики и заводы из районов, оказавшихся в зоне военных действий, уже ехали в ж/д составах далеко на Урал. И не только оборудование, но и квалифицированные производственные кадры.

То оборудование, которое не успевали вывезти из зоны боевых действий, уничтожалось перед приходом оккупантов. Было такое на Западе? Нет: вся индустрия территорий, покоренных Рейхом, уже работала на вермахт.

Гальдер не мог предположить, какого размаха достигнет партизанское движение, какой самоотверженной работой в тылу Красная Армия будет обеспечена новейшей военную техникой, как народ сплотится вокруг руководства страны, которое и не подумает спасаться бегством при приближении врага.

Не взял в расчёт Гальдер и тот момент, что русские солдаты и генералы будут учится воевать у немцев, и уже через 3 года бежать, чтобы не попасть в «котёл» придется уже германским солдатам.

Ни того, ни другого, ни третьего не должно было быть по расчётам Гальдера. Поэтому, с точки зрения командующих Третьего Рейха, его прогноз был вполне реалистичным.