За что Александр Первый не жаловал Михаила Илларионовича Кутузова

Император Александр Первый не любил вспоминать про события 1812 года. И про существование Михаила Илларионовича Кутузова. Это было очевидно. Можно привести несколько примеров, и всё встанет на свои места.

Известные случаи

Самых-самых известных, которые дают понять, что для Александра фамилия Кутузова была неприятна, несколько. Рассказываю о них:

1. В 1814 году, когда многие вспоминали Бородино и не только этот населенный пункт, где пало множество отважных русских солдат, император танцевал и веселился на балу. Ему и в голову не пришло проехаться по памятным местам, почтить память людей, защищавших Отечество. К тому времени Михаила Илларионовича Кутузова тоже уже не было в живых. Но царь и о нем не желал вспоминать.

2. В 1815 году, как вспоминал генерал Карл Толь, Александр руководил репетицией парада войск в Париже. Указанный генерал напомнил правителю, что наступила третья годовщина Бородинской битвы. Александр Павлович ничего не сказал. Он просто отвернулся. Было видно, что царь не хочет думать об этом событии, неразрывно связанным с именем Кутузова.

3. В том же 1815 году, когда император Александр Первый возвращался из Франции в Россию, Фридрих-Вильгельм Третий предложил заехать в Бунцлау – место, где провел свои последние дни Кутузов. Александр от этого предложения отказался.

Всё это вещи, которые однозначно не говорят, что российский император ненавидел Кутузова. Но уже, исходя из них, можно сделать кое-какие выводы.

Можно вспомнить и другие странные обстоятельства. Например, Александр не награждал солдат за отдельные победы в Отечественной войне. Зарубежные походы – другое дело. В них наград раздавали много и делали это часто. Даже за поражения солдаты получали, например, Георгиевские ленты.

Три причины такого поведения императора

Во-первых, царь, судя по всему, был человеком мелочным. Неприятно это писать. Но Александра очень волновало то, что русские полководцы громили Наполеона, а сам император проявил себя так себе.

Царь после 1812 года по-своему мстил полководцам. Не сказать, что жестко. Это все же имело место. Например, тот же Ермолов был сослан на Кавказ. Почетно. Но это дела не меняет.

Сам указанный генерал вспоминал о событиях 1815 года. Тогда русский оккупационный корпус повторно входил в Париж. В некоторых подразделениях солдаты шли не в ногу. Император очень разозлился и приказал арестовать командиров этих подразделений. Причем приказ выполняли британцы. Это было позорно, унизительно. Брат царя – будущий император Николай Первый – протестовал против всего этого. Александр был непреклонен.

Британцами и их командующим генералом Веллингтоном российский император восхищался. Александр как-то раз увидел, как британец занимался строевой подготовкой новобранцев. Лично.

Российский император сделал вывод, что и он должен делать подобное в свободное время – уделять внимание военным мелочам.

Второй причиной было то, что Александр не мог потешить своё самолюбие. Он с 1805 года командовал русскими войсками. Таланта в этом у Александра не было. Самый яркий пример – это операция на Березине. Александр подумал, что неплохо бы взять Наполеона именно на этом участке – во время переправы. Царь разослал свой план трем командирам: Кутузову, Витгенштейну и Чичагову. Они должны были выдвинуться с войсками из трех городов: Киева, Москвы и Санкт-Петербурга, окружить войска Наполеона.

Было очевидно, что из этой затеи ничего не выйдет. Не было возможности координировать действия командиров и их солдат. Но Александр от плана не отступил. А когда идея провалилась, император еще и быстро нашел виновных.

Третья причина – страх. К чести Александра, нужно заметить, что он никогда не думал сдаваться. Например, у Константина Павловича были такие мысли. А Александр был уверен, что биться с Наполеоном нужно до конца.

При этом царь очень боялся. И того, что русская армия будет окончательно разгромлена, и кое-чего другого.

Очень интересный факт: Александр думал, что Наполеон заручится поддержкой крепостных. И это могло случиться.

Сам Бонапарт вспоминал, что подумывал призвать на свою сторону крепостных, но не сделал этого, потому что не хотел «обрекать на гибель тысячи семейств».

Я думаю, что у Наполеона, на самом деле, что-то не вышло. О своем благородстве он рассказывал, когда уже потерпел поражение.

А Александр о своих настоящих чувствах никогда не говорил. Только лишь отыгрывался на генералах.