Жена виновата… или как принц умер от избытка любви

Смерть принца Астурийского Хуана — одна из самых душераздирающих исторических трагедий в европейской истории. Наследник, единственный сын Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского, Хуан воплощал собой все надежды своих великих родителей. Именно он должен был продолжить династию Трастамара, именно ему было предназначено править Испанией — ставшей единым государством благодаря браку его родителей.

Изабелла Кастильская

Само рождение принца (после 8 лет брака ) считалось чудом. Королева Изабелла любила этого мальчика больше остальных детей, называла «своим ангелом» и окружала заботой. С детства Хуана доставалось все самое лучшее — ему шили новые туфли каждый месяц (и королева выражала недовольство, если дети пытались утаить свою старую одежду — а не отдавали слугам, как требовала от них она), его воспитывали лучшие учителя… и ему выбрали лучшую в Европе невесту.

«Когда вы ее видите, то думаете, что встретились с самой Венерой»

Писал итальянский наставник принца Петр Мартир.

Дочь императора Максимилиана и Марии Бургундской, Маргарита Австрийская помимо внешней красоты могла похвастаться чувством юмора и сильным характером. Блондинка Маргарита вызывала восторг испанской публики везде, где появлялась. Свекры сразу полюбили ее. Принц Хуан мог считать (и считал) себя счастливчиком, заполучив такую суженую.

И вот от избытка счастья и случилось несчастье.

«Наш юный принц стал бледен, будучи поглощен страстью. Доктора и сам король умоляли королеву вмешаться и разделить новобрачных»

Королева не стала вмешиваться. Два любящих сердца соединены узами законного брака — кто все они такие, чтобы насильно разъединять то, что соединил сам Бог?

скульптура с надгробия Маргариты

Родители Хуана на свадьбу подарили молодым город Саламанку, и они уехали туда на постоянное место жительство. Можно только восхититься чувством такта Изабеллы — которая не заставляла невестку делить с собой «одну кухню» в королевском дворце. Оставшись наедине, молодые могли предаваться страсти без всяких помех и лишних свидетелей.

Осенью 1497 года, когда Фердинанд и Изабелла были на пути к границе с Португалией, провожая свою старшую дочь — невесту португальского короля, епископ Саламанки прислал им записку — что Хуан, еще вчера бодрый и веселый, чувствует себя совсем плохо.

Фердинанд поспешил к сыну. Он успел — но уже ничего нельзя было сделать. 4 октября 1497 года принца Астурийского не стало.

А это Хуан

«Это был первый из кинжалов отчаяния, что вонзились в грудь королевы» — писал современник.

Но поговорим о другом. Принц был слаб желудком и, как говорят, болел туберкулезом, но народная молва обвинила во всем чересчур страстную жену хилого принца. Довела мол, кобылица.

Самое забавное, что мнение это разделялось не только обывателями. Племянник Маргариты Карл V годы спустя припоминал эту историю, инструктируя собственного сына Филиппа II об опасностях ранней супружеской жизни.

ты еще так молод, и единственный сын, который у меня есть и будет, поэтому позволь мне сказать — береги себя, и не предавайся слишком сильно удовольствиям брака. Невоздержанность может повредить твоему здоровью и даже убить, как это случилось с твоим дядей Хуаном, после смерти которого я и унаследовал эти земли.