Жизнь без тела — Чем закончилась история с пересадкой головы российского программиста?

Найду ли краски и слова?

Пред ним – живая голова…

А.С. Пушкин, «Руслан и Людмила»

Роман писателя-фантаста Александра Беляева «Голова профессора Доуэля» – наверное, самый первый в российской литературе фантастический «роман ужасов». Автору текста эта книга впервые попала в руки, когда ему было 11 лет – и сразу же произвела неизгладимое впечатление. Хладнокровный и подлый профессор Керн, добрая и отзывчивая Мари, наконец, полная страданий истинно трагическая судьба профессора Доуэля, выдающегося врача…

Сам Беляев неоднократно утверждал, что на идею создания подобного романа его натолкнула собственная тяжёлая болезнь – туберкулёз позвоночника. Несколько долгих лет писателю пришлось провести лёжа в кровати, в гипсовом корсете. Впрочем, руки у него всё-таки могли двигаться, так что ему было всё-таки намного легче, чем описанному в книге герою…


Александр Романович Беляев (1884–1942}

Однако у многих исследователей есть веские основания считать, что на самом деле идея рассказа о «голове без туловища» пришла не только на основе собственных больничных переживаний. Дело в том, что как раз в то время (а первая редакция книги увидела свет в 1925 году) тема «головы без тела» и вообще хирургической пересадки разных органов была очень популярной. Скажем, в том же 1925 году другой писатель, Михаил Булгаков, практически одновременно с Беляевым пишет повесть «Собачье сердце». Чистое совпадение? Вряд ли.

За годы Первой мировой войны (1914 – 1918) медицина, а особенно хирургия, добилась огромных, без преувеличения, успехов. Огромное количество раненых, миллионы хирургических операций позволили медикам накопить колоссальный опыт и научиться бороться с самыми тяжёлыми ранениями. Если в начале войны серьёзное попадание разрывной пули или осколка снаряда в руку или ногу чаще всего заканчивалось ампутацией, то ближе к концу врачи поняли, что даже наполовину оторванную конечность – при условии максимально быстрой госпитализации! – можно спасти. Американский доктор Мэри Кроуфорд позже напишет в своём дневнике: «От войны медицина выигрывает более всех остальных. Это ужасно, но это так».


Киевский госпиталь, 1914 г.

Известия об успехах военных хирургов и о проведённых врачами чудо-операциях не сходили со страниц газет. Простым людям начало казаться, что медицина скоро станет всесильной.

В 1920 году профессор медицины Николай Богораз, к тому времени уже известнейший специалист, попал под трамвай, ему отрезало обе ноги. Он продолжил работать – на протезах! – и все свои дальнейшие исследования посвятил вопросам пересадки конечностей. (Его судьбе посвящён художественный фильм «И снова утро».)

Ученики Богораза добились серьёзных успехов – например, во время опытов они отрезали лабораторной собаке ногу, а затем пришивали её на место, причём нога успешно срасталась, заживала и функционировала. «Но если так можно поступить с ногой,» – рассуждали многие – «то разве нельзя проделать то же самое с головой? С мозгом? То есть спасти от неизбежной смерти разум, сознание человека?».


Николай Алексеевич Богораз (1874–1952)

На самом деле мы даже сейчас, в XXI веке, ещё очень плохо понимаем – и что такое разум, и что такое сознание. Однако 100 лет назад энтузиастам дело казалось проще пареной репы. «Желудок выделяет желудочный сок, поджелудочная железа – гормон инсулин, а мозг точно так же выделяет мысли!» – с жаром спорили они. Нужно просто «всего-навсего» быстро соединить идущие к мозгу нервные окончания и кровеносные сосуды, после чего мозг будет жить и функционировать отдельно от тела.

Дошло до того, что в 1924 году в Советской России после смерти мозг В.И. Ленина сохранили и начали изучать в специально созданном «Институте мозга». Некоторые и вовсе предлагали подвергнуть тело Ленина глубокой заморозке, чтобы потом, как только медицина достигнет нужного уровня, «разморозить» и вернуть к жизни…

В 1925 году талантливый врач-экспериментатор (и изобретатель) Сергей Брюхоненко продемонстрировал созданный им (впервые в мире!) автожектор, то есть аппарат искусственного кровообращения («сердце-лёгкие»). И уже скоро с гордостью демонстрировал многочисленным коллегам, как «живёт», двигает глазами и шевелит языком собачья голова, отрезанная от туловища. Правда, «жить» голове удавалось всего лишь несколько часов – однако многие были убеждены, что всё это чисто «временные затруднения».


Автожектор Брюхрненко

В дальнейшем (1940 год) профессор Брюхоненко даже снял чёрно-белый фильм «Эксперименты по оживлению организма» (в Интернете есть, слабонервным и зоозащитникам не смотреть!!!), в котором довольно подробно показал свои опыты на собаках.

Так что и «Собачье сердце» Булгакова, и «Голова профессора Доуэля» Беляева написаны, что называется, «по горячим следам» и на самую что ни на есть актуальную в тот момент научную тему. Причём в 1930 году Беляев снова вернётся к теме «жизни мозга отдельно от тела» – в фантастической повести «Хойти-Тойти». Позже, в 1970 году, американский нейрохирург Роберт Уайт сумеет пересадить голову от одной обезьяны другой – правда, обезьяна снова проживёт после операции меньше часа…


Роберт Уайт

Как к этим гениальным (и одновременно жестоким и чудовищным) опытам относились и относятся люди? По-разному.

Скажем, Николай Амосов, выдающийся хирург, писал: «Как я отношусь к идее жизни изолированной от тела головы? Не вижу в этом никакого кощунства – если бы предложили мне, то согласился бы».

А английский писатель Бернард Шоу, прочитав об опытах Брюхоненко, сказал следующее: «Меня так и подмывает дать отрезать голову себе, чтобы я мог диктовать пьесы и книги, не беспокоясь о болезнях, о необходимости раздеваться и одеваться, принимать пищу – в общем, обо всём, что только отвлекает от создания хороших литературных произведений!».


Впрочем, Бернард Шоу был человеком с преизрядным чувством юмора

А в США появились особые фирмы, которые – за большие деньги! – предлагали (и предлагают) умирающим толстосумам хранить их отрезанные головы в специальных холодильниках. Чтобы, когда медицина научится «воскрешать мозг» и пересаживать его в «новое тело», этих своих клиентов «оживить». Один из особо ретивых энтузиастов высказался так: «Если я смогу прожить ещё лет 200, то согласен даже на тело из пластмассы и силикона».

Однако ещё в том самом романе, написанном в 1925 году, почти 100 лет назад, Александр Беляев мудро предвидит многочисленные «подводные камни» пересадки мозга, прежде всего нравственного, духовного, этического характера. На какие гнусные преступления может толкнуть человека такая возможность? А кто же станет «донорами тел» для избранных «отрезанных голов»? И вообще – окажется ли способным мозг, отделённый от остального организма, по-настоящему мыслить, чувствовать, переживать, творить? Или человек превратится в «овощ», способный только на самые примитивные рефлексы?


Кадр из художественного фильма «Завещание профессора Доуэля»

Академик Владимир Кованов, выдающийся хирург, писал об этом так:

«Мы можем допустить наличие элементарных форм жизнедеятельности в существующем отдельно от человека мозге, но возможность сознания, мышления для него совершенно исключены. И положение не изменится даже тогда, когда станет возможным искусственный приток информации к такому мозгу. Если исходить из экспериментов на животных, в частности, из факта жизни – и то очень короткое время! – в искусственных условиях головы собаки, можно допустить возможность элементарной мыслительной деятельности. Однако допустимо ли подобное применение к человеку? Мне кажется, ни в коей мере».

Кстати. Многие наверняка слышали эту новость: в 2015 году россиянин Валерий Спиридонов, страдающий спинально-мышечной атрофией, вылетел в США по приглашению хирурга Серджио Канаверо, пообещавшего пересадить ему… здоровое тело.


Программист Валерий Спиридонов и хирург Серджио Канаверо

Шуму в СМИ было много, однако чем закончилась эта история? Ничем. Операция не состоялась (якобы не удалось собрать достаточно средств), Канаверо уехал работать в Китай, а Валерий Спиридонов живёт в США. Вот это бассейн во дворе дома, в котором он живёт:


Во дворе дома Валерия Спиридонова и его жены Анастасии Панфиловой во Флориде

От природы человеку свойственно любопытство – и невероятно жгуче мучают его «вечные вопросы»: что такое жизнь? Что такое смерть? Что такое разум? Что будет «там», за невидимой ни для кого гранью? И каким будет это «там»?

К сожалению, в истории люди уже не раз сталкивались с тем, что наука и её успехи – несмотря на все изначально благие намерения! – вдруг начинают служить злу, пробуждают в человеке самые низменные страсти.

Сколько жизней спасла операция по пересадке почки? Много. А сколько жизней она искалечила и погубила? Не поленитесь – просто посмотрите, какой популярностью пользуется в поисковиках незатейливый, казалось бы, запрос «сколько стоит в России продать почку в 2022 году»…

Медицина – как любая другая наука! – может одинаково хорошо служить как добру, так и злу. И недаром в романе Беляева изначально благородный замысел профессора Доуэля, попав в руки подлеца и карьериста Керна, приводит к трагедии… Подумайте об этом. Пожалуйста.