Звёздная пара Аль Бано и Ромина Пауэр: к чему привела трагедия, случившаяся с их дочерью

Иления Мария Соле Карризи родилась в Риме 29 ноября 1970 года и была старшей дочерью Аль Бано и Ромины Пауэр. Девочка обладала независимым характером и прекрасно училась.

«Ее удивительно одарила природа. Судите сами: однажды дочь поехала с нами на гастроли в Россию и за месяц научилась говорить, читать и писать по-русски. Я видел как-то ее дневник: когда она хотела занести в него что-то особенно секретное — писала по-русски. Вообще Иления знала пять языков! — говорил ее отец.

В 1983 году, когда ей было тринадцать, она дебютировала в кино, снявшись в фильме «Шампанское в раю». Вскоре Иления настояла, чтобы родители отправили ее учиться в Штаты. Ее знаменитый отец никогда не хотел, чтобы дочь жила вне семьи, но пошел на поводу у юной бунтарки. Она хотела быть свободной, стремилась жить по-своему. Позже отец признал, что ей давали слишком много свободы.

Наделенный от природы сильной интуицией, поскольку сам вырос в крестьянской семье в тесном общении с природой, Аль Бано во многих случаях знал, что произойдет дальше. Он верил в приметы, не любил число семнадцать и черных кошек, и всегда чувствовал, что с любимой красавицей-дочкой что-то не так…

Аль Бано и Ромина Пауэр с дочерью Иленией.

Илении посчастливилось родиться в известной, талантливой и богатой семье. Ее отец Аль Бано появился в 1943 году в Челлино-Сан-Марко на юго-востоке Италии, в семье крестьян и от рождения носил фамилию Карризи.

В двенадцатилетнем возрасте мальчик сочинил свою первую песню Addio Sicilia! («Прощай, Сицилия!»). Поэтому, едва дождавшись своего шестнадцатилетия, Альбано покидает родной дом и отправляется в Милан с твердым намерением стать певцом.

Аль Бано и Ромина Пауэр.

Однако, музыкальный олимп покорился ему не сразу. Первые годы, проведенные в Милане, были самыми сложными. Юноше приходилось работать и официантом, и поваром, и рабочим на конвейере… Только спустя шесть лет Альбано удалось, наконец, проявить себя в вокале: он принял участие в конкурсе «Новые голоса», организованном Адриано Челентано, и стал победителем. Успешно дебютировав, юноша заключил контракт с музыкальной студией «Клан Челентано» и сменил имя на Аль Бано.

Ромина Франческа Пауэр родилась в 1951 года в Лос-Анджелесе, в семье голливудских актеров Тайрона Пауэра и Линды Кристиан. Едва появившись на свет, малютка стала объектом внимания фоторепортеров. Звездные родители не упускали случая, чтобы появиться на обложках журналов и в газетных статьях с новорожденной дочерью.

Тайрон Пауэр и Линда Кристиан с дочерьми Роминой и Тарин.

Когда девочке исполнилось пять лет, из семьи ушел отец. После его ухода счастливое детство для Ромины закончилось.

Они с младшей сестрой Тарин остались с матерью, которая в поисках новых ролей и любовных романов много путешествовала сначала по Мексике, потом по Италии и Америке.

Юная Ромина Пауэр.

Когда противоречия между матерью и дочерью достигли критической отметки, Линда решила отправить непокорную дочь в закрытую школу в Англии. Но за взбалмошное поведение, прогулы уроков и нежелание учиться руководство вскоре отчислило Ромину из учебного заведения.

Совсем отчаявшись, мать предприняла еще одну попытку обуздать непокорную дочь. Она устроила ей кинопробы, которые девочка прошла чем успешно. Хотя на самом деле Ромину привлекала гораздо больше музыка, чем кино. Первую свою песню она написала, будучи подростком, когда в подарок ко дню рождения получила гитару. А в четырнадцать лет девушка уже выпустила дебютную пластинку.

Тем не менее, мать настаивала, чтобы дочь стала актрисой и буквально заставляла сниматься, считая, что молодость и красота — это то, на чем можно заработать. Успех не заставил себя долго ждать, и уже к шестнадцати годам Ромину стали приглашать в свои проекты известные кинорежиссеры. Таким образом, юная Ромина оказалась в Италии, куда ее пригласили на роль Лорены Вивальди в фильме «На солнце» — «Nel Sol».

Когда жизненные пути Аль Бано и Ромины впервые пересеклись, ему было двадцать четыре, ей шестнадцать. Это случилось во время съемок фильма «Nel Sole». Окружающие недоумевали, что нашла стройная юная красавица Ромина в низкорослом, не блещущем красотой Аль Бано. Он посылал ей тонны цветов, беспрестанно звонил, писал для нее песни…

Аль Бано и Ромина Пауэр.

В 1970 году состоялась свадьба двадцатисемилетнего итальянского певца Аль Бано и девятнадцатилетней американки Ромины Пауэр вопреки воле матери невесты. Супруги поселились в Апулии, на родине жениха, Ромине эти места напоминали родную Калифорнию.

На 57 гектарах земли они построили свое роскошное поместье.

Поместье в Апулии.

У супругов один за другим рождаются четверо детей: дочь Иления, сын Яри, затем еще две дочери — Кристель и Ромина-младшая.

Ромине-старшей хотелось уделять детям больше внимания, она скучала по детям, когда приходилось уезжать на гастроли.

Аль Бано и Ромина с Иленией и младшими дочками.

Однако Аль Бано требовал от нее новых песен и новых выступлений, он был опьянен успехом и не собирался останавливаться. Ромине становилось все тяжелее — беременности, усталость, тоска по детям…

Ромина писала стихи для песен, а Аль Бано сочинял музыку. И уже в 1975 году вышел их первый совместный диск «Dialogo». Через год семейный дуэт представлял Италию на конкурсе «Евровидение», но занял всего лишь седьмое место. Однако вкус настоящей славы пара ощутила спустя восемь лет, когда взяла первое место на фестивале в Сан-Ремо. Именно тогда дуэт взошел на пик своей славы и стал чрезвычайно популярен. У них было все: здоровье, слава, деньги, семья, любовь, дети, друзья, они объездили весь мир.

Их лица и лица их детей красовались на обложках журналов. Чаша была полна. Именно в тот период Ромине позвонила приятельница, живущая в Израиле, и предостерегла: «Береги свое счастье, не выставляй его напоказ. Не провоцируй завистников. Мир жесток. Не успеешь опомниться, как он выпотрошит тебя». Ромина рассмеялась.

Когда они вдвоем появлялись на сцене, у всех сразу возникало ощущение счастья… Не зря гимном их совместного творчества стала песня Феличита (Felicitа), что в переводе с итальянского — счастье.

«Счастье — это держаться за руки, счастье — это быть рядом…» Эту истину они подтверждали каждый день, с них не сводила глаз весь мир, покоренной романтичной историей любви.

Иления.

А потом они оба устали от двадцатилетней семейной жизни и стали отдаляться друг от друга. Может быть, все бы наладилось, если бы не страшная трагедия, настигшая образцовую итальянскую пару.

Дочь Иления окончила учебу в 1993 году. Еще во время учебы у нее появилась идея путешествовать по миру в одиночку и налегке. Она копила деньги, подрабатывая няней. Девушке хватило денег, чтобы начать путешествие по Америке осенью 1993 года.

Иления мечтала во время путешествия собрать материал для книги о чернокожих музыкантах. Сначала несколько месяцев девушка провела в Белизе, где встретила Рождество 1993 года. Затем отправилась в Мексику, а в канун Нового, 1994 года — в Новый Орлеан (штат Луизиана, США).

В Орлеане Иления поселилась в дешевом отеле Le’Dale, недалеко от Французского квартала, с неким Александром Масакелой, афро-американским уличным музыкантом, на двадцать лет старше, с которым познакомилась в июле 1993 года.

С дочерью Иленией.

Иления исчезла 31 декабря 1993 года в Орлеане.

Сначала родители не беспокоились, что Иления отправилась за океан одна: девушка была уже опытной путешественницей и даже сама нередко оплачивала свои поездки.

Обложка журнала «Chi»: Аль Бано, Ромина Пауэр и Иления

Через несколько дней стало ясно, что она пропала. Последний город, где ее видели выходящей из отеля, был город Орлеан. Новый Орлеан представлял из себя не самое благополучное место — бродяги, бандиты, наркозависимые, многие скрывались от полиции, жили в заброшенных домах нелегально. В этом же 1993 году Иления уже посещала Новый Орлеан с гастролями родителей, ее он одновременно и привлекал, и отталкивал.

Я никогда не забуду тот день в январе 1994 года, когда нам позвонили и сообщили, что наша дочь не вернулась в отель, — вспоминает Аль Бано. – Иления поехала на каникулы в Новый Орлеан, и мы представить не могли, что нам предстоит пережить…

Я заподозрил неладное уже через неделю, хотя старался успокоить жену, говорил, что, пока нам не доказали обратного, мы должны верить, что наша дочь жива и рано или поздно мы ее найдем, но в глубине души я уже сомневался, что все кончится хорошо.

Дело в том, что Иления была просто телефонной фанаткой. Она без конца звонила домой в Бриндизи, где бы ни находилась. Звонила подруге, бабушке с дедушкой… Мы болтали с ней по телефону часами! А здесь тишина. В моем сердце поселился ужас, и я осознавал, что, будь Иления жива, она бы нам позвонила. Но телефон молчал.

Пропавшую дочь Аль Бано и Ромины искал Интерпол, искала даже сицилийская мафия, но безрезультатно. По Новому Орлеану ходили слухи, что саксофонист Александр Масакелла, с которым Иления жила до исчезновения — мистик, колдун, член секты, умел держать женщин под своим влиянием и что Иления была без ума от него.

Аль Бано был не очень удивлен отношениями Илении с таинственным Александром. «Видите, — говорил он, — вся эта катастрофа началась в прошлом июле.
Мы были здесь всей семьей на съемках ТВ-программы. Иления влюбилась в город и много гуляла по французскому кварталу, где и встретила этого человека: именно в этот момент с мозгами моей дочери и произошло что-то непредсказуемое. Помню, как однажды вечером, перед отъездом, мы решили пойти в кино. Ромина попросила Илению приглядеть за детьми Тарин(Тарин — сестра Ромины). Она согласилась, но сделала странную гримасу, которая меня заставила задуматься.

Тогда я решил остаться дома и проконтролировать ситуацию. На самом деле, через какое-то время Иления оставила своих племянников
и брата Яри и ушла. Я пошел за ней, но она заметила меня и устроила сцену: «Меня не нужно преследовать, — протестовала она. — Я уже взрослая, и у меня есть право быть независимой». Она много чего наговорила, чтобы избавиться от меня. В ту ночь она вернулась домой около трех часов. Все время она проговорила с этим Александром и стала называть его «мой мастер».

«Этот человек, — объясняла она нам, — обладает невероятным очарованием. Когда он говорит, он открывается совершенно с новой стороны». Когда настало время собирать чемоданы, Иления сказала, что хочет остаться в Новом Орлеане. Я кричал и ругался, но не смог заставить ее передумать. Она хотела остаться любой ценой, что она и сделала. Но через два дня она присоединилась к нам во Флориде. «Они пытались подсадить меня на наркотики, — призналась она, — и я поняла, что если останусь здесь хоть на день, то я рискую жизнью».
Мы поверили, что этот ужасный инцидент послужил концом, но этот Александр оказался просто ядовитым. В каком-то смысле он заразил мою дочь, и она захотела к нему вернуться. Когда Иления пустилась в это долгое путешествие, ей лучше было не ездить в Новый Орлеан. Или лучше бы она не говорила, что собирается это сделать.
На самом деле, об этом я узнал 30 декабря. Я был против и четко дал ей понять.
Очевидно, такая же упрямая, как и я, она все спланировала раньше: она хотела написать книгу об условиях жизни чернокожих людей. Она хотела понять, почему существует расизм, доказав это на собственном опыте. Она хотела избавить мир от того, что меняет реальность, от того, что уже существует сотни и, может быть, тысячи лет. И за это любопытство она заплатила слишком дорого, оказавшись в кругу, который стал ее преследовать».

Иления.

Масакеллу сначала арестовали, но потом выпустили из-за недостатка улик. Поговаривали о ритуальном самоубийстве, об убийстве, но ни одну из этих версий так и не удалось доказать. По словам Александра, они поссорились, так как не могли решить, куда отправятся дальше. И девушка ушла в неизвестном направлении. Впрочем, ее чековая книжка, фотоаппарат, вещи и документы остались в номере отеля.

Поздно вечером 6 января 1994 года на набережной реки Миссисипи в районе Французского квартала некий Альберт Кордова видел странную молодую блондинку. Она выглядела пьяной или под кайфом. Девушка прыгнула в реку со словами: «Я принадлежу воде». Какое-то время мужчина видел, как она плыла. Затем появилась крупная баржа и подняла волну. Девушка начала метаться в воде, кричать и звать на помощь. Затем все стихло. Тело искали, но не смогли найти. Позже мужчине показывали фотографии Илении, но он не мог с уверенностью сказать, была ли это та самая девушка. Аль Бано принял эту версию, так как в июле 1993 года Иления уже пыталась переплыть Миссисипи, думая, что сможет это сделать.

Аль Бано и Ромина выехали в Новый Орлеан, чтобы искать дочь. Они обзванивали людей из телефонных книжек дочери, бродили по пустующим домам, разговаривали с бродягами, печатали листовки и выступали по телевидению. Безутешные родители сделали все, что могли: помимо полиции наняли дорогих частных детективов, подняли на ноги всех влиятельных знакомых, отчаявшаяся Ромина пошла даже к гадалкам и экстрасенсам… Все было бесполезно — никаких следов девушки найти не удалось.

Масакела разговаривал с ними. Ему была предложена очень большая сумма денег за любую информацию. По дневникам дочери, которые они прочитали после ее исчезновения, они знали о Масакеле больше, чем он мог себе представить. На все их вопросы, Масакела отвечал ложью, от денег отказался. После этого поспешил исчезнуть из Орлеана и его нахождение до сих пор неизвестно.

Последнее, что он сказал им, было: «Я думаю, ваша дочь в полном порядке и хорошо себя чувствует». Эти слова, отказ от денег, а также то, что полиция его отпустила, заставили Ромину поверить, что он связан с какой-то влиятельной организацией, занимающейся торговлей людьми, а Иления жива.

На Ромину было страшно смотреть. Она полностью замкнулась в себе, перестала обращать внимание на остальных троих детей.

Аль Бано поначалу пытался ее как-то утешить, а потом, видя, что все бесполезно, с головой погрузился в работу: так ему легче было пережить весь ужас, ворвавшийся в их семью. В одном из интервью он неосмотрительно произнес роковые слова: он не верит в то, что дочь жива, и уже смирился с ее потерей. Жена ему этого не простила, назвала предателем и подала на развод.

Потом в подозреваемые в причастности к исчезновению Илении полиция записала дальнобойщика Кейта Хантера Джесперсона. Его жертвы — девушки, которые путешествовали автостопом. На одном из допросов он рассказал, что в начале 1994 года (как раз когда пропала Иления) он подвозил светловолосую девушку по имени Сьюзан. Иления тоже была блондинкой, и Сьюзан она часто представлялась во время своего путешествия по миру. Он показал место, где убил и похоронил ту девушку. Однако позднее экспертиза установит, что останки принадлежат другому человеку.

Прошло уже много лет, но об Илении Карризи до сих пор нет никаких известий. Брак распался, дальше каждый из супругов пошел своим путем, переживая трагедию с дочерью по одиночке.

Мать продолжала искать Илению еще долгие годы. Ромина уединенно жила в своем доме, который она купила в Америке, в штате Аризона, и писала картины. Они на первый взгляд кажутся яркими и жизнерадостными. Только вот все человеческие фигуры на них повернуты спиной к зрителю… .

В январе 2013 года Иления Мария Соле Карризи официально была объявлена умершей. Ее судьба остается неизвестной.

Поместье Аль Бано.

Аль Бано остался в Италии. Некоторое время певец жил один, а в 2000 году познакомился с журналисткой Лореданой Леччизо, которая стала его гражданской женой. Его младшая дочь училась в одном классе с дочерью Лореданы. Он не хотел другой семьи. Но вышло так, что на родительском собрании он разговорился с симпатичной женщиной. Она была мила, любезна, разговорчива и очень красива.

Но на следующее утро, когда Аль Бано забирал дочь из школы, женщина едва кивнула ему в знак приветствия. Он долго не мог взять в толк, почему она то улыбчива, то холодна. Оказалось, что у женщины есть сестра-близнец и это она холодно и вежливо здоровалась… Лоредана, работавшая на телевидении предложила сделать интервью с Аль Бано. Он согласился и оставил свой телефон. Инициатива встречаться исходила от Лореданы.

Она сказала ему: «Я хочу семью…» Аль Бано ответил, что в его лице вряд ли она найдет подходящего человека и его отцовская карьера навсегда закончена. Но Лоредана не сдавалась…

У него появились дети от второго брака — дочь Ясмин и сын Альбано-младший. Аль Бано принял участие в патронировании двух детей — мальчика Руди Алехандро из Гватемалы и девочки Редехед из Эфиопии, оплатив им образование. После исчезновения Илении Аль Бано сказал:

«Мои дети должны научиться делиться своим счастьем и благополучием с другими…»

Мемориальный крест в поместье Аль Бано.

Этот крест Аль Бано поставил у себя в поместье в память об Илении.

Аль Бано говорил о Илении: «Когда я пытался понять свою дочь, часто возникало чувство, что я блуждаю в джунглях — в душе Илении было что-то очень сложное, болезненно запутанное…»